Дар Чёрного Лешего

Фото польской народной сказки для детей "Дар Чёрного Лешего"

Жил в одной деревне бедный мужик по прозвищу Горемыка. Достался ему от отца земли клочок: слева – болото, справа – песок, лишь посерёдке узенькая полоска землицы, вся в ямках да камешках. Стал мужик свою полоску под озимые пахать. Не то конь, не то скелет еле тащится, по мужику пот градом катится. Устал Горемыка, живот так и сводит. Ему передохнуть бы да хлебца поесть, что за пазухой спрятан. Но работать так работать, а краюху от греха подальше обернул льняной тряпицей и под куст положил. Пашет, не поднимая головы: не глядит ни налево, ни направо – ни на песок бесплодный, ни на болото топкое.

А за болотом тем трясина бездонная, лешими кишмя кишащая. Самый наглый из них – Чёрный Леший – средь бела дня повадился из болота вылезать да людям пакостить. Вот он-то беднякову тряпицу с хлебом и заприметил – хвать её да шмыг в кусты. Притаился в предвкушении: обнаружит мужик пропажу – станет вора проклинать и чертей поминать.

Тут солнышко из-за туч выглянуло, весь свет позолотило, короткие тени от деревьев и кустов легли на мокрую землю.

В полдень решил Горемыка червячка заморить – а хлеба-то нет!

– Кто это на бедняцкий хлеб позарился? Видно, шёл мимо нищий ещё беднее меня. Тогда на здоровье!

Тут Леший загоготал, копытами затопал, рогами затряс и в болото провалился.

А сидел там Водяной в тростниковом кафтане, в камышовом венке, лицо зелёное, пузо огромное. Все дела переделал, леших да бесенят добрым людям вредить разослал и разнежился на солнышке, а Чёрный Леший возьми да и воротись.

– Зачем пожаловал? – спрашивает Водяной.

– Украл я у бедняка краюшку хлеба, – проскрипел Леший. – Думал, он браниться станет, нас, чертей, поминать, а он здоровья пожелал тому, кто хлеб его скушал.

– Так у него небось амбары полны. Что ему кусок хлеба! – покачал головой Водяной.

– Да где там! Во всей округе беднее бедняка не найти. У него теперь до самого вечера маковой росинки во рту не будет.

😺 развивающие игры для детей ✅

 

Водяной брови сдвинул:

– Ах ты подлец! Или у леших чести нет? Последнюю краюху хлеба украл у бедняка? Срамота! Верни хлеб на место!

– Как же я его верну? Раскрошился он совсем, а крошки птицы склевали, – говорит Леший.

Водяной задумался.

– Не можешь хлеб вернуть – в работниках у него ходить будешь. Прослужи мужику верой и правдой три года, а до той поры чтоб я тебя не видел!

Солнце уже за дальним лесом схоронилось, когда голодный мужик поплёлся домой.

Еле волочит он ноги, да и кляча то и дело спотыкается, соха по камням дребезжит, а навстречу ему незнакомец: глаза зелёные, что лесные озёра, волосы чёрные, что вороново крыло, лицо румяное – кровь с молоком! Взял парень соху за рукояти и говорит:

– Позвольте я вам помогу, хозяин!

Свистнул парень, и старая кляча пустилась вскачь молодым жеребцом! А когда незнакомец попросился к нему в работники, мужик и вовсе диву дался:

– Зачем тебе у бедняка служить? Мы и сами-то впроголодь живём, а тут ещё тебе плати…

– Мне плата не нужна. Не гоните меня – будете довольны, – отвечает зеленоглазый.

– Ты недельку сперва поживи – если понравится, насовсем оставайся.

Поселился Леший у Горемыки и с коня начал: уж он его чистит, отборным овсом кормит, ключевой водой поит.

Недели не прошло – коня словно подменили.

Без устали пашет, а запряжёшь в телегу – вожжи в руках не удержать.

Привёл батрак коня в силу и коровой занялся. От её молока мужиковы ребятишки побелели да потолстели. «Ай да батрак! – думает Горемыка. – Хлеба ест мало, а работает за семерых».

– Оставайся у меня жить. Мне такой работник нужен, – говорит он Лешему.

Три года незаметно пролетели. Вот уж полны у мужика закрома. Какой же он теперь Горемыка? Одежда на нём исправная, лицо гладкое, румяное, а ребятишек с женой и вовсе не узнать.

И вышел батрак в глухую полночь за порог, оземь ударился, в Лешего превратился и к родной трясине поспешил. А там пляски, гульба – дым коромыслом! Кикиморы с русалками, лешие с бесами, упыри с вурдалаками хороводы водят. Водяной на трухлявом пне на дудочке поигрывает. Чёрный Леший отвесил ему земной поклон и говорит:

– Вот он я! Службе моей конец. Верой и правдой отслужил я мужику три года.

– Ну так оставайся с нами и пляши до утра.

А Чёрный Леший с места не трогается, в затылке чешет, с копытца на копытце переступает.

– Что мнёшься? – спрашивает Водяной.

– О владыка нечистых! Помог я мужику нужду преодолеть. Украденный хлеб стократ ему вернул. Неужто так и оставить Горемыку в достатке?

– Что же ты выдумал?

– Подшутить над ним чуть-чуть на прощание.

– Гляди мне, чтобы вся твоя работа не пропала, – сказал Водяной, ударил в зелёные ладоши и вскричал громовым голосом: – Бесы и лешие, собирайтесь!

Все нечистые перед ним враз в кучу сбились. Так и так, говорит он им.

– Разреши ему над мужиком подшутить! – завопили, заверещали, заржали бесы, лешие, кикиморы.

– Будь по-вашему! Можешь подшутить над своим хозяином. Только чести нашей бесовской не посрами!

 

У Чёрного Лешего глаза так и вспыхнули:

– Не бойся, не посрамлю!

К утру батрак вернулся и говорит Горемыке:

– Служил я тебе, хозяин, преданно – нам рассчитаться да расстаться час настал.

– Сколько же ты хочешь?

– Всего-то меру ржи.

– А зачем тебе зерно? Не на себе ведь ты его потащишь? – удивился мужик.

– Высыпьте зерно около печки да котёл побольше дайте. Стану зерно варить, – рассмеялся батрак.

Получив причитающееся, залил батрак зерно ключевой водой из такого источника, над которым никогда и петухи не пели. Варил, цедил, доливал, переливал – и хоть бы кому через плечо заглянуть позволил. А потом зовёт хозяина к столу.

– Что это? – спрашивает Горемыка, указывая на бутыль с прозрачной, резко пахнущей жидкостью.

– Напиток такой, глотните-ка, – осклабился батрак.

– Тьфу, гадость! – скривившись, Горемыка сплюнул.

Загрустил батрак: неужели шутка не удалась?

– Не по вкусу пришлось моё угощение? Глотните-ка ещё разок, уважьте!

Выпил мужик стаканчик-другой. В голове загудело. Хата ходуном пошла. Чудится мужику, что вот-вот стены рухнут. Хочет он на ноги вскочить – да где там! Слово молвить желает – язык заплетается. А батрак расхохотался да так мужика взглядом полоснул, что у того волосы дыбом встали. Смекнул Горемыка, кто у него в батраках служил три года, да с горя третий стакан – хлоп. И под лавкой до вечера провалялся.

Снова поселилась у Горемыки бесхлебица, бессолица, в доме разорица – вот какую злую шутку Чёрный Леший с мужиком сыграл.


Мы будем рады и вашему мнению

Оставить отзыв

Общая оценка

Регистрация
Сбросить пароль