Сказки волшебного каштана 🌿 Лена Арден

Сказки волшебного каштана Лена Арден

Волшебные «Сказки волшебного каштана» Лены Арден

Глава первая
Каштан

Эта волшебная история произошла во дворе самого обычного дома, который стоял на самой обычной улице самого обычного города. Почти всё место в этом городе, как и во многих других городах, было занято домами, магазинами, дорогами, площадками для парковки машин и трамвайными путями. Люди так старательно вырубали деревья и заливали бетоном лужайки, что зелени здесь почти не осталось. Каким-то чудом во дворе этого самого дома сохранился маленький островок зелёной травы, на котором росло старое раскидистое дерево – Каштан. У него была красивая густая крона, отбрасывающая длинную тень на газон и стены самого обычного дома. Почти у самых корней ствол дерева раздвоился, и оно возвышалось над лужайкой огромной английской буквой V.

Газон, на котором рос Каштан, со всех сторон окружали бордюры и асфальтные дороги. Они полностью отрезали его от внешнего мира. Взрослые люди, жившие в квартирах самого обычного дома, даже не догадывались о том, какая интересная история происходила у них прямо под носом. Но некоторые внимательные дети, конечно, что-то подозревали. Они часто наблюдали, как муравьи, выстроившись друг за другом, перелезали бордюр и переходили через дорогу. Другая шеренга в это время шла в обратном направлении, с кофейными зёрнышками и крупинками сахара на спинах. Муравьи маршировали, высоко поднимая лапки, и были похожи на маленьких военных на параде. Если прислушаться, то можно было услышать задорную песенку, которую они напевали по дороге.

Под корнями Каштана, которые расползались по газону во все стороны, расположился целый город с домами, магазинами, ресторанами и кафе. Здесь была даже своя библиотека с читальным залом, в которой хранились книги по истории газона, начиная с незапамятных времён. Тогда Каштан был ещё тонким прутиком, который рос посреди красивого луга, а домов, бордюров и машин не было и в помине. Под землёй располагалась мэрия – тёмный дворец, где жил мэр газона слепой Крот. Кроме того, в больших дуплах Каштана разместились магазин «Кофе и сахар», школа танцев и пожарная охрана, где работали жуки-пожарники. В дуплах поменьше – мастерские и газетные киоски.

В одной из таких мастерских изготавливали посуду из скорлупы тех самых каштанов, которые каждую осень в изобилии созревали на могучем дереве. Вот уже несколько лет в этой мастерской работал не кто иной, как герой нашей волшебной истории, мастер тарелок и чашек господин по имени Мыш. Его посуду покупали все жители газона, и те, кто жил у корней Каштана, и те, кто повыше, на его ветвях и в дуплах. Такая известность и любовь покупателей делали Мыша не простым жителем газона, а одним из самых уважаемых его граждан.

Жил Мыш в доме с круглой синей дверью под одним из больших корней Каштана. Дома в этой части газона были старые. Топили здесь опавшими листьями и старой корой каштана. Внимательно приглядевшись, среди корней можно было заметить маленькие печные трубы. Из них в холодную погоду шёл еле заметный, похожий на пар дым. Люди, конечно, его видели, но принимали за обычный туман.

Мыш был настоящим джентльменом. На работу он всегда надевал шляпу-цилиндр, галстук-бабочку и даже брал с собой трость, вырезанную из ветки Каштана. С утра Мыш не любил спешить. Он медленно вставал, выпивал чашечку кофе с молоком, читал свежую газету и только потом выходил из дому. Шёл он медленно, и дорога до мастерской была скорее приятной прогулкой, чем необходимостью. По пути Мыш останавливался поболтать со своими знакомыми: почтальоном Улиткой, разносившим письма и газеты, красавицей Бабочкой, которая работала учительницей балета в школе танцев, и тётушкой Гусеницей, державшей булочную у соседнего корня.

Дорога на работу шла вверх по одному из стволов Каштана. Добравшись до третьей большой ветки, надо было перепрыгнуть на другой ствол. А там уже рукой подать до дупла мастерской. Раньше мастерская принадлежала отцу Мыша, а до него – деду. Когда отец умер, Мышу пришлось продолжить семейное дело. Он был очень ответственным и не мог оставить жителей газона без посуды. Хотя, по правде говоря, Мыш всегда мечтал когда-нибудь передать мастерскую своему помощнику Лягушке и заняться чем-нибудь другим. Чем именно, Мыш не знал. Он ежедневно был занят изготовлением посуды, и времени, чтобы подумать над новым занятием, у него не было.

В мастерской Мыш обычно включал проигрыватель и, наслаждаясь музыкой, принимался за очередную чашку или блюдце. Каштаны для посуды Мыш отбирал сам. Осенью они созревали и падали на землю. Упавшие каштаны нередко трескались и уже не подходили для чашек и тарелок. Поэтому Мышу надо было собрать созревшие, но ещё не успевшие упасть каштаны. Затем он оставлял их в мастерской сохнуть, чтобы до следующей осени превратить в посуду наивысшего качества. Сбор каштанов всегда был тяжёлым трудом. Мышу приходилось вставать очень рано и бегать по ветвям большого дерева в поисках отборных каштанов. Кроме того, это занятие было довольно опасным. На газоне даже объявляли каштанное предупреждение, которое Дятел звонко отстукивал азбукой Морзе. Затем все магазины закрывались, а жители, привязав к головам подушки безопасности, спешили по домам и не выходили на улицу без крайней необходимости.

😺 развивающие игры для детей ✅
back to menu ↑

Глава вторая
Ищу попутчика!

Однажды утром Мыш собрался было насладиться своим кофе с молоком и почитать газету. Но, к его удивлению, молока на пороге, где его обычно оставлял посыльный Кузнечик, не оказалось. Тогда Мыш забрал из почтового ящика свежую газету и отправился в булочную к тётушке Гусенице. В хорошую погоду она расставляла возле булочной несколько столиков и открывала маленькое кафе на воздухе, где можно было позавтракать.

– Доброе утро, тётушка Гусеница! Кузнечик сегодня куда-то запропастился, а я не могу пить кофе без молока.

– Присаживайтесь, господин Мыш, я как раз сварила кофе, – услужливо улыбнулась хозяйка булочной. – А вы знаете, почему не пришёл Кузнечик? Вы уже слышали, что случилось на молочной ферме? Если бы не мои запасы, то и у меня не было бы сегодня молока!

Для завтрака было уже слишком поздно, а для обеда рано, и кафе пустовало. Тётушке Гусенице, как обычно, хотелось поболтать. Мыш не любил, когда ему мешали читать газету. Но сегодня он был не дома, и ему пришлось слушать ее разговоры.

– Божьи коровки устроили забастовку! Они требуют открыто выступить против газонокосильщика! Если он не перестанет уничтожать одуванчики, нам скоро придётся опять перейти на растительное молоко.

– Угу! – притворяясь внимательно слушающим, ответил Мыш. Странно, но сегодня его не увлекла даже газета. Казалось, ему нет ровным счётом никакого дела до общественной жизни газона.

– Мыш, вы меня слышите? Молока не будет! А если газонокосильщик продолжит жечь прошлогоднюю траву, нам вообще придётся переехать наверх в дупло или того хуже – на одну из веток! – возмущалась Гусеница.

– Я бы переехал, – мечтательно закрыв глаза, произнёс Мыш. – Иногда я даже думаю отправиться в путешествие, посетить другие газоны.

– Не смешите меня, Мыш, – замахала лапками Гусеница. – Даже если другие газоны существуют, вам никогда до них не добраться. Нас окружают дороги. Их никак не перейти. Муравьи рассказывают, что это очень опасно. А крыльев у вас, кажется, нет. Улететь вы не сможете!

Не допив свой кофе и оставив газету на столе, Мыш поднялся и быстрыми шагами пошёл в сторону мастерской.

– Да, и кто посуду делать будет? – закричала ему вслед Гусеница.

Мыш добрался до мастерской и хотел было войти, но заметил на двери танцующего солнечного зайчика. Он взглянул наверх, откуда сквозь листья Каштана просвечивало яркое полуденное солнце. Мыш подумал, что никогда даже не пробовал подняться выше. На нижних ветках, к счастью, созревало достаточно каштанов нужного размера. Он никогда не навещал Белку, которая была его дальней родственницей и жила высоко в дупле, хотя сама Белка частенько заглядывала к нему в норку поболтать о том о сём. И конечно, никогда не поднимался к Ласточкам, которые построили на самой верхушке Каштана летний дом для своей семьи. Иногда по утрам Мыш видел, как они учат своих детей летать над газоном. Жители газона единогласно считали Ласточек зазнайками, потому что те никогда ни с кем не разговаривали. Хотя, возможно, они попросту не догадывались, что внизу кто-то живёт. Они прилетали в этот дом весной, а осенью улетали в неизвестном направлении.

Медленно и осторожно Мыш начал карабкаться вверх по незнакомым веткам. У двери Белки он остановился и неуверенно постучал.

– Мыш? – удивилась Белка, открыв дверь. – Что ты здесь делаешь? Ты же всегда говорил, что боишься высоты.

– Да, боюсь, но мне очень надо с тобой поговорить, – неуверенно ответил Мыш, переступая через порог. – О других газонах…

– Опять ты об этом… Других газонов не существует, это всё выдумки! – ответила Белка, усаживаясь в удобное кресло.

– Куда же тогда улетают Ласточки? Ты же видела, они улетают каждую осень! – настаивал Мыш.

– Я не знаю, я с ними не разговаривала, – начиная терять терпение, ответила Белка. – И потом, какая разница, есть они или нет? Мне и здесь хорошо, у меня есть мой дом, мои друзья. Муравьи регулярно приносят кофе и сахар, зачем мне куда-то идти?

– И тебе никогда не хотелось хоть одним глазком взглянуть на другие Каштаны, познакомиться с другими белками? – все ещё надеясь её увлечь, спросил Мыш.

– Конечно нет! Через дорогу я не пойду, а летать не умею! – категорично заявила Белка.

– Как не умеешь, я же видел, как ты летаешь с ветки на ветку! – Мыш выглядел озадаченным.

– Я просто хорошо прыгаю. Чтобы летать, нужны крылья!

– Ты уверена? – Мыш недоверчиво посмотрел на Белку.

– Не говори глупостей, Мыш, иди в мастерскую, тебе давно пора на работу! Я зайду к тебе завтра, когда ты успокоишься.

Но Мыш решительно настроился не успокаиваться. По дороге вниз он мечтал найти кого-нибудь, кто мог бы научить его летать. На работу Мыш так и не пошёл. Первый раз за много лет он просто прогулял работу. Спустившись, Мыш с удивлением отметил, что день движется к вечеру, и направился прямиком домой. Почти у самого дома он встретил Бабочку, которая возвращалась из магазина танцевальных туфель и была прекрасна, как обычно.

– Здравствуй, Бабочка! – обрадовался Мыш. – Скажи, а почему ты ходишь пешком?

– Потому что мне надо домой! – удивлённо ответила Бабочка.

– Я никогда не видел, чтобы ты летала. Ведь ты умеешь летать?

– Да, но с тех пор, как газонокосильщик уничтожил все цветы, я перестала летать. Я же бабочка, летаю от цветка к цветку, то есть летала когда-то, – расстроенно ответила Бабочка.

– А ты бы не хотела полететь на другой газон, где есть цветы?

– Я никогда не вылетала за пределы нашего газона. Говорят, других газонов вообще не существует, – почти испуганно ответила Бабочка и, сославшись на неотложные дела, побежала дальше.

«Даже она, – грустно подумал Мыш, – умеет летать и не летает!»

Когда Мыш наконец добрался до дома, то обнаружил на пороге бутылку с молоком, которую Кузнечик должен был доставить ещё утром.

«Наверное, забастовка закончилась, а мне даже не интересно, чего они добились», – подумал Мыш.

Раздвинув занавески, Мыш уселся у окна кухни с чашечкой любимого кофе и стал ждать. Вечером солнце опускалось низко-низко, отражаясь в окнах самого обычного дома. Он представлял, что перед ним не отражение в окне, а бескрайний горизонт. Вечер был единственным временем, когда солнце не заслоняли ни ветки Каштана, ни стены других домов. Вот уже много лет Мыш всегда старался быть дома в это время, чтобы насладиться закатом.

Мыш мечтал увидеть настоящий закат, а ещё лучше рассвет. Он даже не сомневался, что рассветы бывают не хуже, чем закаты. Но дома загораживали газон от солнца так, что рассветы были совсем не видны. Тем временем солнце зашло, и наступил вечер.

Мыш уже совсем собрался ложиться спать, как вдруг в его дверь постучали. На пороге стоял лучший друг и его помощник Лягушка. Лягушка жил за Каштаном в левом углу газона. В этом месте газон был неровным. Там никогда не высыхала довольно просторная лужа, в которой он и построил свой маленький домик на сваях.

– Ты чего так поздно? Я уже спать собрался, – зевая, сказал Мыш.

– Как – чего? Ты что, не слышал, как они ухают? – удивился Лягушка.

– Кто ухает? – не понимая, о чём речь, поинтересовался сонный Мыш.

– Кто-кто… Каштаны! Они уже созрели и падают! Ты обещал взять меня с собой собирать каштаны, помнишь? Ты сказал: «Как начнут падать, приходи!» Вот, я пришёл! – радостно тараторил Лягушка.

– Во-первых, уже ночь, каштанов не видно, а во-вторых, я не буду в этом году собирать каштаны! – удивляясь сам себе, выпалил Мыш.

– Как это не будешь? А из чего же ты весь год станешь посуду делать? – съехидничал Лягушка.

– А я и посуду делать не буду. Я отправляюсь в путешествие, хочу увидеть другие газоны, – категорично сообщил Мыш.

– Другие газоны?! Ты с ума сошёл? Может, передумаешь? Отдохни, а я приду утром, помогу с каштанами.

– Не передумаю, – заверил Мыш.

back to menu ↑

Глава третья
В гостях у Ласточки

Мыш никак не мог уснуть. Его пугало и одновременно радовало собственное решение, которое как бы само собой было принято в разговоре с другом. Провалявшись без сна всю ночь, Мыш встал очень рано. Он оделся и, даже не выпив кофе, отправился в путь, на самый верх Каштана.

«Если они не хотят летать, то я спрошу у тех, кто хочет», – подумал он, закрывая дверь своего дома.

Мыш действительно боялся высоты, а ветки Каштана на самом верху были тонкие и сильно раскачивались от ветра. Он залез так высоко, что газон внизу казался маленьким зелёным пятнышком, а его дома и вовсе не было видно. У двери Ласточек Мыш тяжело отдышался и постучал.

– Кто там? – спросил приятный голос из-за двери.

– Это Мыш, я ваш э-э-э… сосед, живу внизу, – снимая шляпу, ответил Мыш.

Красивая чёрная птица открыла дверь и, оглядев Мыша с ног до головы, наконец заговорила:

– А я Ласточка и никогда не знала, что внизу кто-то живёт.

– Там целый город жителей. Вам отсюда, наверное, не видно, – смутился Мыш.

– Проходите, – виновато улыбаясь, пригласила Ласточка.

– Я пришёл к вам потому, что хочу отправиться в путешествие, а для этого мне надо научиться летать, – неуверенно начал Мыш.

– Летать?! – Ласточка смотрела на Мыша широко открытыми от удивления глазами. – Но как же вы будете летать? У вас, как бы это сказать, нет крыльев!

– Я знаю, поверьте, я не сумасшедший, просто мне очень надо увидеть другие газоны. Они же существуют, правда?

– Газоны? – Теперь Ласточка уже смеялась. – Дорогой Мыш, не только газоны, но и целые луга, леса и реки! Вы знаете, что такое реки?

Мыш не знал. Вернее, он читал в какой-то старой библиотечной книге о том, что раньше недалеко от их Каштана протекала река. Но что такое река и куда она протекала, там не было сказано. Лес в книгах описывался совсем странно. Там говорилось, что лес – это скопление Каштанов разного размера. Мышу было сложно понять, как на газоне может расти больше одного Каштана. Он несколько раз пытался это себе представить, но так и не сумел.

Ласточке очень понравился Мыш: его желание увидеть мир, его страстное стремление летать, даже не имея крыльев.

– Мы поможем вам, – в конце концов сказала Ласточка. – Мой муж что-нибудь придумает. Он улетел на слёт ласточек-изобретателей недалеко отсюда, а я осталась стеречь детей. – Ласточка показала в угол комнаты, где в колыбельках под одеялами дружно посапывали трое уже подросших птенцов. – Мы учим их летать и скоро отправимся на юг, где всегда тепло, – пояснила она.

– Я бы тоже хотел на этот юг, не люблю холод, – мечтательно ответил Мыш. – Зимой весь газон покрыт снегом. Нам приходится делать ходы и перемещаться по ним. Всю зиму мы живём в ледяном замке!

– На юге не бывает снега, и тамошние обитатели его никогда не видели! – продолжила свой рассказ Ласточка, наливая Мышу чашку ароматного чая.

– Для меня это очень необычно, – отхлёбывая чай, озадаченно ответил Мыш. – Ещё полчаса назад я не был уверен в существовании других газонов, а теперь уже знаю про реки, леса и даже про этот странный юг!

– Вам надо увидеть всё своими глазами! Рассказать это просто невозможно, – задумчиво глядя вдаль, сказала Ласточка.

Пока Мышь и Ласточка пили чай и беседовали, домой вернулся глава семейства. Он выглядел точь-в-точь, как Ласточка. Крылья его были чёрными и блестящими, а глаза защищали от ветра круглые очки пилота. Услышав историю Мыша, он задумчиво нахмурился и долго сидел, глядя в окно. Мыш боялся даже шевелиться, чтобы не мешать ему думать. В конце концов глаза изобретателя загорелись, и он поведал свой план действий.

– Приходите завтра рано утром, возьмите с собой провизии на два дня и самые необходимые вещи. Наши птенцы ещё не готовы к перелёту, и мы не можем отправиться на юг вместе с вами. Но мы догоним вас в пути, потому что летаем очень быстро. Вам надо вылететь за пределы города. Дальше можно, не боясь дорог, приземлиться где-нибудь в поле и продолжить путь пешком или поплыть по реке.

– А что такое поплыть? – удивился Мыш.

– Ну, я сам этого никогда не делал, – по-деловому ответил муж Ласточки. – Но это тоже такой способ путешествий.

– А как же мне «вылететь за эти пределы»? – спросил Мыш.

– Я смастерю для вас параплан. Это такие крылья для бескрылых пилотов вроде вас! – с видом знатока ответил изобретатель.

– Спасибо вам, Ласточки, – прощаясь, благодарил Мыш.

back to menu ↑

Глава четвёртая
Прощай, Каштан, я улетаю!

Воодушевлённый Мыш бегом побежал вниз, казалось, он совсем перестал бояться высоты. По дороге, остановившись у двери Белки, он постучал. Белка в ночном колпаке, лениво зевая, открыла дверь, даже не спросив, кто там.

– Мыш, в такую рань в гости ходить не принято, разве ты не знаешь? – возмущённо сказала она, увидев подпрыгивающего от радости Мыша.

– Белка, я на минуточку, попрощаться. Я завтра улетаю путешествовать. Не знаю, вернусь или нет. Так что – прощай, постараюсь прислать тебе открытку с юга, – быстро-быстро проговаривая слова, сказал Мыш и, махнув хвостом, пустился дальше вниз по Каштану.

– Открытку откуда? – крикнула вслед удивлённая Белка.

Но отвечать было некому, Мыша уже след простыл.

Открыв дверь своей мастерской, он медленно зашёл внутрь и огляделся. Сегодня всё здесь казалось необычным, как будто он видел эту комнату в первый раз. Вот стоит его стол с инструментами. В углу почти пустая корзина прошлогодних каштанов. Мыш подошёл к окну и задумался. Кто будет присматривать за мастерской и делать посуду? Вдруг параплан упадёт? Вдруг он никогда не сможет вернуться на родной газон?

Встрепенувшись, словно от плохого сна, Мыш быстро подошёл к столу и на листе каштана написал объявление:

«Я улетаю путешествовать. По вопросам приобретения посуды обращайтесь к Лягушке, который живёт на мокрой стороне газона».

Приколов записку к двери булавкой, Мыш закрыл замок и отправился домой. На пороге дома со скучающим видом сидел Лягушка.

– Мыш, где ты ходишь? Мы идём за каштанами или нет? Они все уже скоро попадают! – затараторил Лягушка, увидев приближающегося Мыша.

– Я же тебе вчера рассказал, я улетаю! Зайди, разговор есть, – пригласил Мыш.

Пройдя в дом, Мыш быстро сварил кофе и принялся рассказывать свой план.

– Послушай, Лягушка, ты же всегда любил посуду, каштаны. Ты всё умеешь и не раз помогал мне в мастерской. Вот тебе ключ. Будешь вместо меня мастером, пока я не вернусь, – торжественно вручая ключ Лягушке, объявил Мыш.

– А когда ты вернёшься? – всё ещё не веря в реальность происходящего, спросил Лягушка.

– Не знаю. Слушай, Ласточка рассказала мне, что есть не только другие газоны, но и луга, леса, река и даже юг, – восторженно рассказывал Мыш.

– Юг? А что это? – пряча ключ от мастерской в нагрудный кармашек жилетки, спросил Лягушка.

– Ну, это, знаешь, такой газон, где не бывает снега! Я отправляюсь туда завтра рано утром. Может быть, ты хочешь лететь со мной?

– Ой, нет-нет, – замахал лапами Лягушка. – Даже не предлагай, я на такое не способен. Я даже прыгать высоко боюсь, а летать – решительно нет!

– Ну как знаешь, – ответил Мыш.

Проводив друга, Мыш решил проверить, всё ли готово к завтрашнему дню. Много лет назад он составил список вещей, которые когда-нибудь собирался взять в дорогу. Не раз исправлял его и тщательно обдумывал необходимость каждой вещи. Наконец Мыш собрал и спрятал под кроватью маленький узелок, к которому был приколот листок каштана с надписью: «Дорожный комплект».

Он бережно вытащил из-под кровати свой узелок и развернул его. Столько лет он мечтал о путешествии! А завтра наконец отправится в путь. Счастье захлестнуло Мыша при виде маленькой кофейной чашки и блюдца, которые он сделал специально для путешествия. Аккуратно сложенная пижама и ночной колпачок, тапочки, три галстука-бабочки, новая рукоятка для трости – всё самое необходимое было давно собрано и ждало своего часа. Рядом с узелком пылился бинокль. Это был самый настоящий военный бинокль. Раньше он принадлежал каучуковому солдатику, которого дети потеряли во время игры на газоне. Теперь солдатик стоял на главной площади и был памятником. Его бинокль подарили Мышу как почётному жителю газона.

Из провизии Мыш собрал кусочек сыра из молока божьих коровок, две каштановые лепёшки и несколько крупинок сахара.

«Кофе. – Мыш задумался. – Сколько же кофейных зёрнышек брать с собой? А вдруг на юге вообще нет кофе? Возьму три, этого должно хватить на неделю», – решил он.

Пока Мыш собирался, наступил тёплый летний вечер. Это был именно такой вечер, когда приятно пройтись по городу и увидеться с друзьями. Мыш вышел из дома и отправился в сторону кафе-булочной, где, скорее всего, можно было встретить знакомых. Действительно, за столиком кафе сидел почтальон Улитка, который медленно курил сигару и читал газету.

– Здравствуй, Мыш! Ты, наверное, расстроен, но, послушай, от меня сегодня ничего не зависело. Понимаешь, я был бы рад доставить тебе газету, но эта забастовка, – опустив голову, бубнил Улитка.

– Я ничего не понял из того, что ты сказал, – рассмеялся Мыш.

– Бастуют опять, – собирая чашки с соседнего столика, пояснила Гусеница. – Теперь почтальоны бастуют. От них требуют быстрее доставлять письма и газеты, а они говорят, что улитки быстрее не могут.

– Хочешь, возьми мою газету, – виновато протягивая три сложенных каштановых листка, предложил Улитка.

– Ах вот в чём дело! – облегчённо выдохнул Мыш, – Я-то подумал, что что-то серьёзное случилось.

– Что это с вами? – подозрительно спросила Гусеница, всё ещё держа в лапках грязные чашки. – Вы же и дня без газеты прожить не можете!

– Друзья, я завтра улетаю путешествовать. Буду писать вам письма, – радостно сообщил Мыш.

Гусеница от неожиданности уронила все восемь чашек, которые до этого времени ловко держала четырьмя парами лапок. Чашки разбились на мелкие кусочки каштановой скорлупы, которая разлетелась по полу.

– Где же я буду брать посуду для кафе? – расстроилась Гусеница. – Эти неуклюжие посетители всё время бьют чашки, – посетовала она.

– Лягушка останется мастером вместо меня, вам не о чем беспокоиться, дорогая Гусеница.

– Послушай, Мыш, – наконец вымолвил удивлённый Улитка, – как же ты полетишь без крыльев?

– Я говорил с мужем Ласточки, он изобретатель и сделает мне крылья. Они называются па-ра-план, – отчётливо произнося слоги, гордо заявил Мыш.

– А кто такой изобретатель? – поинтересовалась Гусеница, подметая метёлкой осколки чашек.

– Ну, это такой волшебник, который считает, что, если ты родился без крыльев, это вовсе не повод не летать, – пояснил Мыш. – Прощайте, друзья, мне ещё надо увидеться с одним… с одной… с Бабочкой. Кстати, вы не видели её сегодня?

– Она направлялась в школу танцев, сегодня у неё урок, – сообщила знавшая всё обо всех Гусеница.

Попрощавшись с друзьями, Мыш поспешил в школу танцев. Он всё ещё надеялся, что уговорит Бабочку лететь с ним. У дверей школы Мыш остановился. Из открытых окон доносились звуки вальса, которые старательно выводил на своей скрипке Кузнечик. В школе танцев он по совместительству работал концертмейстером. Мыш заглянул в окно. Бабочка порхала по залу, демонстрируя ученикам своё мастерство. Её глаза были закрыты. Она еле заметно улыбалась. В танце Бабочка казалась совершенно счастливой. Мыш понял, что никакие его слова не заставят её оставить свою школу и улететь с ним неизвестно куда.

Расстроенный, Мыш развернулся и медленно побрёл домой. Но вскоре предвкушение предстоящего приключения заставило его улыбнуться.

«Какой замечательный вечер, – подумал Мыш. – Интересно, где я буду встречать его завтра?»

Дома, магазины и даже сам Каштан сегодня выглядели иначе. Мыш остановился и взглянул наверх. Сквозь крону Каштана просвечивали яркие звёзды. Мыш никогда раньше не замечал, как они прекрасны. Он решил лечь спать. Завтра предстояло вставать рано, ещё до восхода солнца.

back to menu ↑

Глава пятая
В путь!

Узелок с вещами лежал наготове у двери. Быстро позавтракав, Мыш взял его и вышел из дома. На полпути он остановился и посмотрел вниз. Родной газон начинал просыпаться. Вот Кузнечик скачет с полным коробом маленьких бутылочек с молоком, улитки поползли разносить газеты. Тётушка Гусеница выносит на улицу стулья и стелет скатерти на столики кафе. Газон зажил своей привычной размеренной жизнью, и только Мыш с бешено колотящимся сердцем взбирался всё выше и выше к своей мечте.

На пороге дома Ласточек Мыш отдышался и постучал. Изобретатель открыл дверь, держа в крыле маленькую отвёртку.

– Это вы? Отлично! Сегодня ветрено, вас быстро унесёт отсюда, – объяснил он, демонстрируя Мышу непонятную конструкцию из большого листа Каштана и нескольких черенков. – Я закреплю это крыло у вас за спиной. Если потянуть за черенок, крыло отклонится вправо или влево.

Ласточка закрепил параплан за спиной Мыша, и через пару минут всё было готово к вылету.

– Когда вокруг всё будет зелёное, не будет домов, дорог и машин, можно потянуть вот за этот черенок и приземлиться где-нибудь в поле, а потом продолжить путь пешком, – пояснил изобретатель.

– А куда продолжить?

– А куда угодно! Сейчас утро, и, чтобы попасть на юг, солнце должно быть слева. Я столкну вас с Каштана, и вы полетите, готовы?

Мыш не был готов, но отступать было уже некуда, и он кивнул головой. Подтолкнув Мыша, Ласточка полетел рядом, чтобы убедиться, что параплан работает правильно. Затем взмахом крыла попрощался с испуганным Мышом и вернулся к Каштану.

Мыш смотрел во все глаза. Внизу проплывали дома, другие газоны, казавшиеся с высоты маленькими зелёными блюдцами. Машины выглядели игрушечными, и Мыш даже засомневался, что что-то столь маленькое может причинить вред. Мимо пролетали необычные птицы, которых Мыш раньше никогда не видел. Они с удивлением разглядывали маленького путешественника и желали ему удачи.

Неожиданно яркий свет ослепил Мыша. На горизонте вставало солнце, это был самый настоящий и самый прекрасный рассвет.

«Надо же, – подумал Мыш. – Я сделал всего один шаг, и мечта осуществилась».

Мыш развернул параплан так, чтобы солнце оказалось с левой стороны. Тёплый ветерок подхватил его и понёс навстречу новым захватывающим приключениям.

back to menu ↑

Глава шестая
Это правда! Другие газоны существуют!

Через неделю после того, как Мыш покинул газон, его отъезд всё ещё оставался самой обсуждаемой темой. О нём писали все газеты. Репортёры вспоминали подробности жизни Мыша, его отца и деда, думали, почему он улетел и вернётся ли ещё на газон.

Лягушка решил стать заменой Мышу. Принялся важно прогуливаться по газону, размахивая новой каштановой тростью. На его голове красовалась красивая шляпа-цилиндр. Ещё вчера он прыгал с корня на корень, но сегодня он был уже не просто помощником Мыша, а его заместителем. Он оформил подписку на газеты «Ведомости Газона» и «Каштановый Вестник». И всем своим видом давал окружающим понять, что теперь именно он и никто иной является главным посудмейстером всего газона! Он был так занят собой, что собрал очень мало каштанов. В глубине души он надеялся, что в этом году жители газона разобьют не слишком много посуды.

Лето двигалось к концу. Дети Ласточек выросли, и в одно прекрасное утро вся семья дружно улетела на юг. Постоянных пернатых обитателей на газоне не было, а чужие птицы облетали Каштан стороной. Жителям самого обычного дома всегда было некогда, поэтому они не оставляли на газоне корм для птиц и не сооружали кормушек. Помимо Ласточек, летом на газон прилетал Дрозд. Всё лето он жил на газоне, повторял азбуку Морзе и ждал. Ждал, когда упадёт первый каштан, чтобы немедленно оповестить жителей о каштанном предупреждении. Дрозд был очень важной птицей, ведь от его работы зависела безопасность всех жителей газона. Потом он собирался в дорогу, паковал всем известный красный чемодан и планировал маршрут. Он улетал не очень далеко, всего лишь в соседний лес, чтобы весной как можно раньше вернуться. Но провожать Дрозда приходил весь газон.

Каждую осень на газоне устраивали праздник по поводу окончания каштанопада и проводов Дрозда. Мэр газона, старый Крот, в этот день выходил из мэрии и произносил торжественную речь. Крот был слишком добрым мэром. Возможно, поэтому божьи коровки, улитки и даже кузнечики постоянно устраивали бесконечные забастовки. Он носил смешной жёлтый берет и жилетку с большим карманом, из которого всегда торчал носовой платок. Крот страдал от насморка, поэтому часто чихал и громко сморкался. Каждый год в своей речи он говорил одно и то же. Неизменно пересказывал всю долгую историю Каштана, благодарил Дрозда, подводил итоги года, который ничем не отличался от предыдущего.

В этом году жители газона надеялись, что в своей праздничной речи мэр скажет что-то о межгазонных путешествиях или о других каштанах. В день проводов Дрозда на площади возле памятника Каучуковому солдатику собрались всё газонное общество. Дрозд был готов к отлёту. Наконец появился мэр, взобрался на старую консервную банку, которая служила постаментом, и начал свою речь.

Мэр быстро справился с историей Каштана и почти уже дошёл до благодарности Дрозду. Вдруг на газоне, прямо перед кафе тётушки Гусеницы приземлилась большая птица. Она была серой, только вокруг клюва и на кончиках крыльев у неё росли сизые перья. Через крыло на шее у птицы висела тяжёлая сумка с письмами.

– Я – почтальон Голубь, – представилась птица. – Разношу письма межгазонной почтовой службы.

Жители газона окружили невиданную гостью. Мэр Крот, опираясь на тросточку, решился подойти поближе.

– Какой службы? – щурясь, спросил он.

– Почтовой! У меня письмо, в графе адрес указано: «Самый обыкновенный город, газон возле самого обыкновенного дома, Каштан». Это здесь?

– Да, – удивился Крот. – Это наш адрес, но мы никогда не получали почту с других… газонов. Кто же отправил это письмо и кому?

– Отправителем значится Мыш, – прочитала Голубь. – Получателем – Бабочка. Среди вас есть Бабочка? – Голубь оглядела толпу жителей.

– Я Бабочка. – Ступая, как настоящая балерина, Бабочка вышла вперёд и взяла письмо.

– Читай вслух! – крикнули из толпы.

Бабочка открыла письмо и принялась читать:

– «Дорогая Бабочка!

Пишу тебе своё первое письмо из путешествия. Конечно, всего не передать словами. Но я надеюсь, что и ты когда-нибудь решишься увидеть эту красоту своими глазами.

Моё путешествие началось неделю назад, когда тёплый ветерок вынес мой параплан из города. Я приземлился на зелёном лугу. Там было много красивых и необычных цветов, высокой травы, в которой я точно бы заблудился, если бы Ласточки не научили меня ориентироваться по солнцу.

Я пешком перешёл весь луг и добрался до соснового леса. Сосны – это такие высокие деревья, как Каштан, только вместо листьев у них иголки. Сначала мне это показалось очень странным, но скоро я привык. В этом лесу живёт много разных птиц, белок и лягушек. Я даже встретил одну лягушку, которая, по её словам, является дальней родственницей нашего Лягушки, не то кузиной, не то троюродной тётей. Она просила передать ему привет.

Здешние белки очень гостеприимны. Я познакомился с одной очень приятной семьёй белок и остановился у них. Летом они собирают ягоды и грибы, сушат их в своём дупле, а зимой заваривают ароматный ягодный чай и варят вкуснейший грибной суп.

Вблизи леса нет ни одного дома, и свет окон не освещает его, но, несмотря на это, по вечерам здесь всё равно светло. За освещение тропинок и деревьев отвечает светлячковая служба. На закате светлячки вылетают из своего депо и разлетаются по всему лесу, ярко освещая его всю ночь. Жаль, что у нас на газоне совсем не живут светлячки!

На опушке леса расположено отделение межгазонной почтовой службы, где главным почтмейстером работает довольно упитанная лягушка по имени Жаба. Отсюда я и отправляю тебе, Бабочка, это письмо.

Ещё несколько дней я погощу у местных белок, чтобы попасть на праздник сбора шишек, и отправлюсь по реке, которая протекает неподалёку, дальше на юг. Люди, которые живут рядом с лесом, делают специальные плоты из срубленных деревьев и спускают их вниз по реке. А звери и даже некоторые птицы, которым надо на юг, пользуются этими плотами абсолютно бесплатно.

Прошу тебя, передавай привет всем нашим друзьям. Обещаю написать ещё, как только будет возможность.

Ваш Мыш».

После прочтения письма собравшиеся на площади жители долго молчали. Все, казалось, забыли о празднике и о проводах Дрозда, который всё ещё стоял около памятника рядом со своим красным чемоданом.

– Это мой лес, – неожиданно сказал Дрозд, и все повернулись и поглядели на него. – Когда я улетаю отсюда, я живу там, в сосновом лесу.

– Почему же ты никогда ничего не рассказывал нам о таком прекрасном месте? – удивлённо спросила Бабочка.

– Потому что меня никто не спрашивал об этом, – ответил Дрозд. – Ну что же, мне пора, я тоже должен успеть на праздник сбора шишек. Белки наверняка устроят настоящий пир.

С этими словами Дрозд взял в клюв свой чемодан, взмахнул крыльями и улетел. Голубь сказала, что ему тоже пора, так как надо было доставить ещё несколько писем на разные газоны самого обыкновенного города и его окрестностей.

– Простите, госпожа Голубь, – неуверенно начал Крот, – прежде чем вы улетите, можно задать вам вопрос?

– Конечно! – улыбнулась Голубь.

– Где расположен ближайший к нашему газон? – спросил Крот, и все жители озадаченно поглядели на него.

– Совсем близко, прямо за самым обыкновенным домом находится маленький городской сад. Это, конечно, не лес, но там тоже есть несколько деревьев, кустов и много красивых цветов. – С этими словами госпожа Голубь взлетела и скрылась в небе.

back to menu ↑

Глава седьмая
Унесённая ветром

Крот оглядел удивлённых жителей своего газона и заявил:

– Друзья мои, сегодня нам приходится признать, что рядом с нами существуют другие газоны, луга и леса. Мыш был прав, а мы ему не верили, и теперь нам очень стыдно. Мэрия обдумает новую информацию и завтра огласит своё мнение.

– А что тут обдумывать? – пробираясь сквозь толпу, выкрикнула Гусеница. – Газон окружён дорогами. На ту сторону не перебраться. Будем жить, как жили! Путешествия не для нас!

– Поддерживаю Гусеницу! Зачем нам туда? У нас и здесь всё есть! – испуганно сказала Белка.

– Но ведь интересно же, – мечтательно заметил Улитка.

– Значит, надо придумать, как перебраться через дорогу, – сказал Кузнечик. – Может быть, прыгнуть? Я высоко прыгаю!

– Разобьёшься! – ужаснулась Гусеница. – Шмякнешься прямо на дорогу и попадёшь под машину!

– Тогда можно раскачаться на тросе. Возьмём у пожарных трос. Прикрепим его к ветке, раскачаемся и перелетим через дом!

– Не надо никуда прыгать и раскачиваться тоже не надо! – Старый Крот выступил вперёд. – Я знаю, что надо делать! Мы построим тоннель под землёй до самого городского сада. В тоннеле мы проложим рельсы и пустим поезд. Мои землеройки работают очень быстро, за месяц пророем.

– А где нам взять поезд? – удивился Лягушка.

– У нас есть старые башмаки газонокосильщика! Помните? Он хотел их выбросить, но по дороге увидел на газоне Мыша и швырнул в него башмаком. Мыш увернулся, и тогда он швырнул в него вторым. Пока этот невоспитанный тип гонялся за Мышем, мы спрятали башмаки в мэрии под землёй. Из них может получиться отличный поезд из двух вагонов. Вместо колёс мы приладим каштаны, а в башмаках устроим сиденья и прорежем окошки.

– Но откуда нам знать, в какую сторону копать? – спросили хором одинаковые на вид помощники мэра – землеройки.

– Я могу посмотреть, – сказала Бабочка. – Правда, я уже давно не летала.

– А тебе и не надо туда лететь, просто поднимись вверх и покажи нам, где находится сад. Потом опять спускайся вниз, – предложил Кузнечик.

– Хорошо, я попробую, – сказала Бабочка и взмахнула крылышками.

Бабочка поднималась всё выше и выше, пока не взлетела над крышей самого обычного дома. За ней она увидела верхушки деревьев. Листья одного из них были ярко-жёлтыми, другого – красными. Бабочка никогда не видела таких красивых деревьев. Листья Каштана осенью становились коричневыми и сразу опадали. Залюбовавшись деревьями, Бабочка чуть не столкнулась с какой-то большой чёрной птицей, которая обернулась и сердито прокричала: «Кар! Кар!»

Внизу толпились жители газона. Бабочка указала на деревья городского сада. Неожиданно налетел сильный ветер, и её начало сносить в сторону крыши и деревьев. Бабочка потеряла равновесие. Поток ветра кружил и увлекал её всё дальше и дальше от газона. Она слышала, как внизу друзья кричали и просили её вернуться. Но она ничего не могла сделать, даже бояться было бесполезно.

Ветер вынес Бабочку прямо на лужайку сада. Мягко опустил её на траву перед странным деревом с красными ягодами. Они были меньше, чем каштаны, но всё равно казались Бабочке большими.

– Простите, что это за дерево? – спросила она пробегавшего мимо муравья.

– Рябина! – удивлённо ответил муравей. – Вы путешественница? Тогда вам вон туда, к старому Клёну, видите дерево с большими красными листьями? Там у нас гостиница, консьерж вам всё объяснит.

– Спасибо, – ответила Бабочка и побрела в указанном направлении.

В дверях гостиницы, которая находилась у корней Клёна, она увидела толстое и очень важное существо. Оно было одето в блестящий костюм изумрудного цвета и белые перчатки и курило трубку с длинным мундштуком. Все четыре его ноги были обуты в щегольские сапожки.

– Здравствуйте, я Бабочка, – представилась Бабочка. – Я путешественница, кажется, – неуверенно добавила она.

Существо медленно повернуло голову в модной кожаной шляпе в сторону, где стояла Бабочка. Взмахнув маленькими прозрачными крылышками, оно подлетело вплотную к Бабочке и очень невежливо выпустило дым прямо ей в лицо. Летало существо низко над поверхностью земли, всем своим видом показывая, что летать не любит, а ходить пешком ленится.

– А я-жжжж Муха, – жужжа, представилось наконец существо. – Я-жжжж консьержжжжж гостиницы для путежжжественников.

– Очень приятно, – потирая лапками глаза и откашливаясь, соврала Бабочка.

– Вы-жжжж к нам надолго? – облетая вокруг Бабочки и разглядывая её со всех сторон, поинтересовался Муха.

– Пока не знаю. Я не планировала это путешествие. Вообще-то я С живу здесь недалеко. Вон за тем домом находится…

– Ну, понятно, – невежливо оборвал Бабочку Муха. – Жжжжна-чит, на неопределённый срок.

Затем Муха вынул из нагрудного карманчика пиджака, плотно облегавшего его толстое тельце, маленький ключик и протянул его Бабочке. Медленно развернувшись, он полетел назад к дверям гостиницы.

– Пятая ветка справа. Номер восемнадцать, – не обернувшись, добавил он.

Бабочка поняла, что речь шла о её комнате, и, взмахнув крыльями, поднялась вверх. Возле пятой ветки она увидела дупло, на двери которого было написано: «№ 1 8».

Внутри было тесно и темно. Маленькое окошко не пропускало достаточно света.

«Если останусь здесь надолго, надо будет найти другое жильё», – подумала Бабочка.

Подойдя к окну, она обомлела. От удивления ей даже пришлось ухватиться за подоконник, чтобы не упасть. Над большим дуплом соседнего дерева, прямо перед её окном, висела вывеска «Театр». Со всех сторон вывеску облепили светлячки, и она даже днём сияла яркими праздничными огнями. Бабочка знала, что такое театр. Однажды перед Каштаном приземлился билет, который люди уронили на землю, а ветер подхватил и принёс на газон. Это был огромный лист бумаги, который зацепился за памятник Каучуковому солдатику и провисел там целую неделю, пока жуки-пожарники его не сняли. На билете было нарисовано огромное здание, похожее на самый обыкновенный дом с большими окнами и дверьми. Под ним была изображена танцующая пара. Бабочка решила немедленно отправиться в театр. Она вышла из своей комнаты, закрыла дверь и полетела в сторону сияющей вывески.

back to menu ↑

Глава восьмая
Строим поезд!

Жители газона ещё долго смотрели вверх, туда, где в небе исчезла прекрасная Бабочка. Потом по толпе пробежал испуганный шёпот. Наконец Гусеница вышла на середину и, заламывая все восемь пар лапок, начала причитать:

– Она погибла. Наша Бабочка разбилась и погибла! Всё из-за этого тоннеля!

– Откуда вы знаете, что она погибла? – попытался возразить Крот.

– Не паникуйте, Гусеница, – сказал Кузнечик. – Может быть, она ещё вернётся.

– Не вернётся! – поддержала Гусеницу всхлипывающая Белка.

– Мэрия просит всех успокоиться, – мягко попросил Крот. – Не надо плакать!

– Единственный способ выяснить, жива ли Бабочка, это попасть на другую сторону дома, куда её унёс ветер. А чтобы туда добраться, надо вырыть тоннель! – настаивал Кузнечик.

– Пока вы будете рыть ваш тонееееель, она точно погиииииииибнет, – рыдала Гусеница.

– У нас нет другого способа, Гусеница! – решительно возразил Кузнечик. – А пока землеройки копают, мы должны объединиться и построить поезд.

– Хочешь быть главным вагоностроителем? – с надеждой глядя на Кузнечика, спросил Крот.

Кузнечик засмущался, но кивнул.

– Итак, – высморкавшись, заявил Крот, – мэрия назначает главным вагоностроителем Кузнечика. Работы начинаем завтра с утра. Железнодорожную станцию предлагаю разместить на площади рядом с памятником Каучуковому солдатику. Мэрия устала и отправляется домой. Пусть каждый решит, как он может помочь в строительстве поезда.

С этими словами Крот отправился в свой подземный дворец, а землеройки засеменили за ним. Кузнечик незамедлительно принялся чертить на земле какие-то схемы. По всему было видно, что ему невероятно нравилось быть главным вагоностроителем.

Осень подходила к концу. Строительство тоннеля было завершено. На площади возвели новое здание вокзала. Через неделю после начала работ Голубь принесла открытку от Бабочки. Та писала, что поступила на работу в театр и всю зиму планирует выступать в балете вместе с другими бабочками и мотыльками. Узнав, что Бабочка жива, обитатели газона обрадовались, и работа стала продвигаться веселее и быстрее. Теперь им самим не терпелось взглянуть на городской сад и увидеть выступление Бабочки.

Поезд назвали «Межгазонный экспресс», потому что он шёл без остановок. Правда, остановок под землёй и не могло быть, ведь останавливаться там было незачем. Башмаки поставили на каштановые колёса, отчего они стали похожими на роликовые коньки. На таких коньках дети самого обычного дома часто катались по дороге мимо Каштана. Между собой состав соединили с помощью крепких пожарных тросов, которые подарили жуки-пожарники. Внутри вагонов устроили мягкие кресла и поставили столики, чтобы пассажирам было удобно пить чай. На прорубленные окошки повесили занавески из листьев Каштана. Все обитатели газона помогали в постройке поезда, кто как умел.

Лягушка закрылся в мастерской и три недели делал специальные железнодорожные стаканы с подстаканниками. Потому что в поездах, как он читал в одной библиотечной книге, было принято пить чай.

Улитки напечатали в газетной типографии красивое расписание движения поезда для железнодорожной станции. Каждую пятницу экспресс отправлялся до станции «Городской сад», а каждый понедельник вечером прибывал назад на газон.

По просьбе Крота смотритель городского сада Еж отправил в тоннель несколько светлячков, чтобы те освещали его во время движения поезда.

Гусеница обязалась печь свежую ароматную выпечку для «Межгазонного экспресса».

Кузнечик, уволившийся из службы доставки молока, стал машинистом. Ему сшили элегантную форму тёмно-синего цвета, в которой он сам себе очень нравился. Больше всего Кузнечик любил объявлять остановки и очень сожалел, что их было всего две.

Первый рейс «Межгазонного экспресса» был назначен за две недели до Нового года. Морозным зимним утром на платформе вокзала собрались все жители газона, но ехать решились только некоторые. Среди храбрецов были Улитка, Гусеница, Лягушка и несколько муравьёв, которые надеялись со временем пустить по железной дороге товарный состав и перестать рисковать жизнью, переходя через дорогу.

– Дорогие обитатели газона! Сегодня наши друзья первый раз отправятся в межгазонное путешествие на новом поезде! – начал свою речь мэр Крот.

Затем он долго говорил о Кузнечике, его вкладе в строительство поезда. Рассказывал о том, как мальчик с сачком чуть было не заметил стройку, а Кузнечик, рискуя своей жизнью, отвлёк его. Крот так расчувствовался, что даже всплакнул. Вскоре Гусенице стало совсем холодно. Она принялась пританцовывать прямо на платформе и растеряла почти все приготовленные в дорогу печенья и пирожные.

Кузнечик понял, что нужно трогаться в путь, иначе его пассажиры замёрзнут и разойдутся по домам. Тогда он дал два гудка, означавших отправление поезда. Путешественники принялись занимать свои места. А провожающие замахали с платформы, завидуя смельчакам и одновременно опасаясь за них.

В пути пассажиры пили чай из новых стаканов в подстаканниках, ели вкусное печенье и пытались представить себе, как выглядит городской сад и его жители.

– Поезд прибывает на станцию «Городской сад»! – объявил Кузнечик, останавливая экспресс. – Не забудьте, обратный рейс в понедельник.

На платформе поезд встречала Бабочка и её новые друзья Мотыльки. Они проводили путешественников до гостиницы, помогли устроиться и найти общий язык с Мухой. А вечером друзья отправились в театр смотреть балет.

За зиму почти все жители газона успели погостить в городском саду. Все, кроме Белки, которая наотрез отказалась ехать на поезде. Зато она охотно принимала гостей, приезжавших из городского сада посмотреть на газон. В конце концов она даже открыла гостиницу для приезжих в соседнем дупле Каштана.

Ближе к весне госпожа Голубь принесла открытку от Мыша, он писал, что добрался до юга лишь к Новому году. Как оказалось, юг находится очень далеко от газона. Мыш рассказывал об океане, который, по его словам, был гигантской лужей, расположенной в самом конце юга. Он говорил, что хочет вернуться к лету домой и скоро отправится в путь. Мыш планировал идти пешком, но не знал, как попасть на газон и как перейти через дорогу. Но надеялся по пути что-нибудь придумать.

back to menu ↑

Глава девятая
Мыш возвращается!

– А давайте устроим Мышу радостную встречу! – предложила Гусеница.

– Как же нам это сделать? Ведь мы не знаем, в какой день он приедет и как именно попадёт на газон, – засомневался Улитка.

– Давайте напишем ему письмо, расскажем про поезд! От леса до городского сада можно безопасно добраться пешком. Туда через весь город идёт пешеходная дорожка, которую люди называют тро-ту-ар. Мне Бабочка рассказывала! – обрадовался Кузнечик.

Голубь застал Мыша уже в пути и очень радовался, что они не разминулись, ведь он страшно не любил возвращать письма отправителям.

– Вам письмо от ваших друзей с газона. Они хотят вас встречать! – сообщил Голубь.

Мыш прочитал письмо, и странное тепло разлилось у него внутри. Его друзья ждут его. Они даже построили железную дорогу, чтобы он смог вернуться домой. Мыш заспешил, каждый день он шёл с раннего утра до позднего вечера, пока было светло. Почти нигде не задерживался и всюду пытался найти кратчайший путь.

В один прекрасный день в начале лета он вышел на опушку уже знакомого ему леса. «Сегодня я буду дома!» – подумал он. И принялся искать тот самый тротуар, про который в письме рассказывал Кузнечик.

Идти по тротуару было совсем не страшно. Люди встречались редко. Они в основном предпочитали ездить в машинах. Поэтому к вечеру того же дня Мыш добрался до городского сада.

– Не подскажете, где здесь вокзал? – спросил Мыш у птицы, собиравшей крошки на тротуаре. – Забыл представиться, меня зовут Мыш.

– Синица! – представилась птица. – Я дворник. Люди всё время разбрасывают крошки, а я их собираю. А вы тот самый Мыш?

– Не знаю, – удивился Мыш. – Какой «тот самый»?

– Мыш-путешественник, из-за которого построили железную дорогу! Вас все знают!

– Да, это я! – смутился Мыш. – Я ищу вокзал, чтобы попасть на газон.

– Вокзал вон там, – показала Синица. – Но сегодня поезда уже не будет. Следующий поезд завтра с утра. Расписание поменяли! Вы можете переночевать в гостинице. Я провожу вас.

Стоя в дверях гостиницы, Муха с надменным видом курил свою трубку. Вдруг он издалека увидел приближающуюся Синицу. Она шла пешком, что само по себе было странно, и сопровождала незнакомого господина в потёртой шляпе-цилиндре, который нёс за спиной узелок на палочке. Муха сразу понял, что это выдающийся путешественник, быстро поднялся и пешком побежал в фойе за ключом от лучшего номера гостиницы.

– Господин Мыжжжж! – издалека приветствовал Мыша консьерж. – Добро пожжжжаловать! Разрежжжжите проводить вас в лучший номер нашей гостиницы.

– Вы знаете, кто я? – удивился Мыш.

– Конечно! – услужливо поклонившись, ответил Муха. – Позвольте мне донести важжжж багажжжж. – Консьерж показал на узелок Мыша.

Всё ещё удивляясь, Мыш поблагодарил Муху и последовал за ним до своей комнаты. Оставшись один в прекрасном гостиничном номере с видом на клумбу, он решил, что перед встречей с друзьями неплохо бы передохнуть. После долгого путешествия он чувствовал себя очень уставшим.

Проводив Мыша до гостиницы, Синица полетела на газон, чтобы, как было условлено заранее, предупредить встречающих о его прибытии.

На следующее утро Мыш поехал домой на поезде. По пути он не переставал восхищаться работой Кузнечика и других строителей железной дороги. Мыша встречали всем газоном, как героя. По случаю его прибытия устроили грандиозный праздник. На площади натянули большой лист каштана, на котором было написано: «Добро пожаловать домой». Гусеница закатила настоящий пир. Она не переставая пекла пироги и булочки. Лягушка смастерил несколько десятков комплектов посуды специально для праздника. Мэр Крот выразил ему особую благодарность от мэрии и даже наградил орденом «Каштановое сердце 1-й степени», который давали только за особые заслуги перед газоном и его жителями. Кафе и всю центральную площадь украсили цветами из городского сада, которые собрала и привезла на поезде Бабочка. Мыш был счастлив вернуться домой и увидеть родной Каштан и старых друзей.

На праздник собрались все жители газона. Было также много гостей из городского сада. Даже некоторые жители соснового леса пришли по тротуару, чтобы отпраздновать возвращение Мыша. Белка поднялась наверх и пригласила Ласточек. Птицы с радостью прилетели на праздник и даже подружились со своими соседями снизу.

В кафе поставили длинные столы, которые ломились от лакомств. Мыша посадили во главе центрального стола. Гости угощались и пили каштановый сок.

В разгар праздника Мыша попросили рассказать о своём путешествии. Он залез на старую консервную банку, так чтобы всем было его хорошо видно, и подробно рассказал о своих приключениях, переживаниях и новых знакомых, которых он повстречал в пути. Увидев среди гостей Ласточек, Мыш попросил изобретателя подняться к нему на консервную банку.

– Друзья, вот тот герой, благодаря которому я смог взлететь, не имея крыльев. Я желаю каждому из вас иметь такого друга, который научит вас летать! – сказал Мыш.

После всего сказанного Мыш растрогался и долго благодарил своих друзей, жителей газона, за смелость и трудолюбие. А те в ответ чествовали его за великое открытие, которое он сделал, не имея ничего, кроме веры в самого себя.

После праздника Мыш и Лягушка, устроившись у окна в удобных креслах, пили кофе, смеялись и болтали.

– Ты сделал отличный сервиз для поезда. И праздничные тарелки тебе удались на славу! – хвалил Лягушку Мыш.

– Должен признаться тебе, Мыш, – сказал Лягушка, – мне очень нравится быть мастером посуды. И я буду скучать по этой работе!

– Скучать? Не говори глупостей! Ты теперь главный посудмейстер! – ответил Мыш.

– А чем же ты станешь заниматься? – удивился Лягушка. – Опять улетишь путешествовать?

– Я думаю открыть школу парапланеризма! Надеюсь, изобретатель Ласточка мне поможет! – мечтательно ответил Мышь.

– Это отличная идея! Может быть, и я когда-нибудь решусь научиться летать! – поддержал друга Лягушка.

За приятной беседой друзья не заметили, как день подошёл к концу и наступил вечер. В окне дома напротив ярко сверкнуло заходящее солнце. Мыш был счастлив и думал, что такого прекрасного заката он не видел ещё нигде.


Мы будем рады и вашему мнению

Оставить отзыв

Регистрация
Сбросить пароль