Летающий поросёнок 🐽 Козлов С.Г.

Картинка сказки "Летающий поросёнок" Козлова С.Г.

Сказки Сергея Козлова «Летающий поросёнок»

Летающий поросёнок. Глава первая, в которой встаёт солнышко, мы знакомимся с персонажами, а Поросёнок замахал ушами и полетел

Встаёт солнышко.

Поросёнок выбежал на пригорок и захрюкал:

— Хрю-хрю! Солнышко встало, и я проснулся! Солнышко проснулось, а я уже встал! Я очень любопытный! Я проснулся, чтобы посмотреть на солнышко!

— Чик-чирик! — прилетел Воробей. — Солнышко ещё не встало, а мы проснулись!

— Бре-ке-ке-ке! — как бы передразнивая, злорадно прошамкала Жаба. — Солнышко встало! Они проснулись! — И плюхнулась обратно в болото.

— Солнышко встало! Солнышко, солнышко! — запел Цветок и повернул к солнышку свою лёгкую белую голову.

— Солнышко! Лучше бы туча и дождь! — прохрипел Дождевой Червяк и уполз в землю.
Солнышко встало —
Хрю-хрю!
Утро настало —
Хрю-хрю! —

запел Поросёнок. —
Мордочку вскинем —
В воздухе синем
Плавают пчёлы —
Хрю-хрю!

— У-у-у!.. — загудели пчёлы.

А одна Пчела села Поросёнку на нос сказала:

— Ж-ж-ж!.. Здравствуй, Поросёнок!

— Ж-ж-ж! — сказал Поросёнок. — Здравствуй! — И захлопал ушами.

— Ты зачем машешь ушами? — спросила Пчела.

— Это не уши. Сегодня утром это мои крылышки. Сейчас я научусь ими как следует махать и полечу.

— Ж-ж-ж! — спросила Пчела. — Куда?

— Ж-ж-ж! — сказал Поросёнок. — В гости.

— Ж-ж-ж! К кому?

— Ж-ж-ж! К цветку!

— Ж-ж-ж-ж!.. — удивилась Пчела. — К какому?

— Ж-ж-ж! — сказал Поросёнок. — Не мешай мне!

Ж-ж-ж! Ж-ж-ж! Ушки у Поросёнка захлопали быстрее, и вдруг он — ж-ж-ж! — оторвался от земли и полетел с Пчелой на носу.

— Хрюк! Куда ты меня несёшь? — спросила Пчела.

— Ой! Ой! Поросёнок полетел! Чик-чирик! — закричал Воробей.

А Поросёнок плавно полетел над пригорком, хлопая ушами и помахивая хвостиком.
Мы летим над землёю —
Хрю-хрю!
И Пчелу над землёю несём, —

пел Поросёнок. —
Мы летим, и летим, и летим,
И весёлую песню поём:
О Пчела! Жи-жи-жи!
Как нам мёд собирать, покажи!

— Поросёнок летит! Смотрите! Летит Поросёнок! — закричал Цветок и воздел лёгкие руки к солнышку.

— Летит! Летит! Чик-чирик! Видите? Я лечу рядом с ним! — подхватил Воробей.

А Поросёнок сделал плавный круг над цветком и сел рядом на землю.

😺 развивающие игры для детей ✅
back to menu ↑

Глава вторая, в которой Пчела учит Поросёнка собирать нектар

Поросёнок сделал плавный круг над Цветком и сел рядом на землю.

— Здравствуй, Поросёнок! — сказал Цветок. — Это кто у тебя на носу?

— Это я — ж-ж-ж! — Пчела. Не узнал? — сказала Пчела.

— Как же! Здравствуй, Пчела! Только я никогда не видел тебя на носу у Поросёнка.

— Здравствуй, Цветок! — сказал Поросёнок. — Мне так хотелось сесть тебе на плечо, но я побоялся тебя раздавить.

— А ты не бойся, — сказал Цветок. — Попробуй!

И — ж-ж-ж! — Поросёнок взлетел и аккуратно сел Цветку на плечо:

— Тебе не больно?

Цветок плавно склонился к земле, а потом выпрямился. Снова склонился — и выпрямился:

— Мне хорошо, Поросёнок! А тебе?

— Как на качелях!

И Поросёнок запел:
С пчелой на носу
У цветка на плече
Качаюсь, будто на каче-е-лях,
Щекочет солнышко в носу,
Зубастый волк сидит в лесу,
А я — как на каче-е-лях!

А Воробей, который сидел и слушал, склонив голову, рядом, взлетел, замахал крылышками и сел Поросёнку на темечко.

— У-ух! — Цветок опустился до земли.

Воробей взлетел.

— У-ух! — Цветок распрямился.

А Поросёнок запел:
Вот воробей на темечко мне сел,
И сразу же цветок к земле присел.
А Воробей сидеть устал —
Цветок опять на ножки встал, —
Как будто — на каче-е-лях!
Ха-ха-ха-ха!

— Ну, Поросёнок, а теперь пора учиться собирать мёд, — сказала Пчела.

— Давай! Я очень любопытный! Начинаем! — сказал Поросёнок.

— И я посмотрю, — сказал Воробей. — Никогда не видел, как поросята собирают мёд.

— Прежде чем собирать мёд, — сказала Пчела, — надо посмотреть, есть ли у Цветка нектар.

И Поросёнок заглянул в Цветок.

И Пчела слетела с поросячьего пятачка и тоже заглянула в Цветок.

— О! — сказал Поросёнок. — Сколько здесь нектара!

— Ж-ж-ж! — сказал Пчела. — Очень много.

— Дайте и мне взглянуть, — сказал Воробей. — Чик-чирик! Здесь, по-моему, целое ведро!

— Неужели я сегодня так богат? — сказал Цветок. — Столько друзей и целое ведро нектара!

— А тебе не жалко? — спросил Поросёнок.

— Чего?

— Нектара.

— Чем больше я отдавал, — сказал Цветок, — тем скорее наполнялся снова. И пчёлы прилетали ко мне. А теперь ко мне будут прилетать не только пчёлы, но и ты, Поросёнок!

— И я, — сказал Воробей.

— И ты, Воробей!

— Подумаешь, какой добрый! — проворчала Жаба.

И плюхнулась в болото.

— У него целое ведро нектара! — прошипел Дождевой Червь.

И уполз в землю.

— Нектар достают так…

В одной лапке у Пчелы появилось маленькое голубое ведёрко с нарисованным на боку белым цветком, а в другой — согнутая в дугу соломинка.

— Смотри, Поросёнок!

Пчела опустила один конец соломинки в Цветок, а другой взяла в рот и втянула воздух.

— Видишь?..

Из соломинки полился золотой нектар.

— Чур, я сам! Чур, я сам! — закричал Поросёнок.

Вытащил из цветка соломинку и всё сначала сделал сам. Только, когда нектар побежал, подставил под струю не ведёрко, а разинутую пасть.

— Эй! Ж-ж-ж! — зажужжала Пчела.

— Эй! Чик-чирик! — закричал Воробей.

Но Поросёнок только вкусно-вкусно зачавкал.

— Эй!

— Эй-эй!

Пчела с Воробьём стали толкать Поросёнка. И Поросёнок, еле-еле оторвавшись от нектара, подставил ведёрко.
Как вкусно это, если б знали вы! —

не отрывая глаз от струйки нектара, запел Поросёнок. —
Как вкусно это, знают только львы!
Я никогда не пил вкусней еды!
Я никогда не ел вкусней воды!

— При чём здесь львы, Поросёнок? — спросила Пчела.

— Откуда я знаю! — сказал Поросёнок. — Не мешай мне смотреть!

— Но откуда у нас львы? — спросил Воробей.

— Ах, отстань! — пробормотал Поросёнок, не отрываясь от золотой струйки.

— А ты видел Льва? — спросил Цветок.

— Нет. Но я — очень любопытный! — сказал Поросёнок.

back to menu ↑

Глава третья, в которой Поросёнок с Воробьём улетают в Африку

— Я — очень любопытный! — повторил Поросёнок.

Зажужжал ушами, взлетел и закружился над Цветком:
Я в Африке не был,
Не видел я льва,
Но старый мне Хрюк говорил,
Что в Африке той —
Золотая трава,
Гуляет по ней крокодил.
И тот крокодил —
Старый Хрюк говорил —
Хоть съел восемнадцать горилл, —
Вам скажет, друзья,
Любая свинья —
Такого нектара не пил!

— Поросёнок, перестань жужжать и сядь на землю, — сказал Пчела. — Нам уже пора лететь к улью.

— Я не хочу к улью, — сказал Поросёнок, опускаясь. — Я хочу в Африку!

— А как же я? — спросил Цветок.

— А я? — спросил Воробей.

— А мы — все вместе! Все вместе мы полетим в Африку!

— Мне надо в улей! — сказала Пчела.

— Я люблю землю. Я не могу без земли, — сказал Цветок.

— Тогда я полечу один, — сказал Поросёнок. — Я не могу не полететь. Я такой любопытный! Мы полетим с Воробьём! А когда вернёмся, расскажем вам, как там, в Африке.

— Я полечу! — сказал Воробей.

— А как же я? — повторил Цветок. — Мне с вами было так весело! Я никогда ещё не видел летающего, жужжащего Поросёнка.

— Я тебя научила собирать нектар — ж-ж-ж! — а ты улетаешь, — вздохнула Пчела.

А Поросёнок снова закружился над Цветком и запел:
Я б никуда не полетел —
И здесь немало дел,
Но я хочу взглянуть сперва
Одним глазком на льва.
Ведь старый Хрюк мне говорил:
По золотой траве
Там едет старый крокодил
Верхом на старом льве.
И старый-старый баобаб,
Что в Африке растёт,
Скрипит ночами, как изба,
И, как петух, поёт.
Да-да, он толст, как бегемот,
И, как ручей, поёт!

Поросёнок допел песню и опустился на землю.

— Тогда ты лети, Поросёнок! Только обязательно расскажи, что с тобой было, когда вернёшься! — сказал Цветок.

— Лети! — сказала Пчела. — Я бы обязательно по летела с тобой, если б мне не надо было нести нектар в улей.

— А я полечу с ним! Чик-чирик! Мы обязательно всё, как следует, рассмотрим и вам расскажем!

— Свинёнок с Воробьём, а? Слыхали? — прошепелявила Жаба и шмякнулась в болото.

— В Аф-ф-ф-рику! — со свистом прошипел Дождевой Червяк и уполз в землю.

— Воробей! — сказал Поросёнок. — Сейчас садись мне на спину, а когда я устану, ты дашь мне подержаться за лапку, и я отдохну в пути.

И Воробей вспорхнул Поросёнку на спину, а Поросёнок зажмурился, зажужжал ушами и взлетел.

— До свиданья, Цветок! Не горюй! Я скоро вернусь! До свиданья, Пчела! Мы встретимся здесь, у Цветка, и вместе будем собирать нектар!..

Ж-ж-ж! Пчела взлетела и в воздухе прицепила к поясу Поросёнка пустое ведёрко, а за пояс заткнула гнутую соломинку.

— Если ты устанешь в пути, Поросёнок, ты сможешь опуститься на землю, найти цветок и поесть нектара.

— Только выбирай цветы, похожие на меня, Поросёнок! — крикнул Цветок. — Ты слышишь?

— Слышу!

— Не забывай меня, Поросёнок!

— Я не забуду!

— Чик-чирик! Мы скоро вернёмся, Цветок! Чик-чирик! Мы скоро вернёмся!..

И Поросёнок взлетел над пригорком. Вот он сделал один круг, другой… С каждым кругом Поросёнок с Воробьём на спинке подымаются всё выше, выше…
И вот они уже рядом с солнышком:
Друзья, грустить не надо зря —
Я в Африку лечу.
Я в Африку лечу, друзья, —
Мне это по плечу!
Там золотистая трава,
А вечером, во мгле, —

пел Поросёнок. —
Я разгляжу большого льва,
Припавшего к земле!
Я крокодила различу,
Хоть он по грудь в воде,
Я долечу, я долечу,
Не быть, друзья, беде!

И Поросёнок с Воробьём улетели.

back to menu ↑

Глава четвёртая, в которой Цветок остаётся один

— Пора и мне! — вздохнула Пчела, когда Поросёнок с Воробьём улетели. — До свиданья, Цветок! Не грусти! Ведь ты теперь необыкновенный Цветок. Ты теперь ЦВЕТОК — ДРУГ ПОРОСЁНКА!

— Да, — сказал Цветок. — Но мне бы так не хотелось оставаться одному.

— Не грусти! — повторила Пчела.
О Пчела! Жи-жи-жи! —

запела она, подражая Поросёнку. —
Как нам мёд собирать, покажи!

И улетела.

— Как грустно! — вздохнул Цветок, оставшись один. — Вот и солнышко садится. Когда солнышко подымается, мне весело-весело, а когда садится — совсем грустно… Где-то теперь Поросёнок с Воробьём?..

И Цветок опустил вдоль усталого тела лёгкие руки, положил голову на плечо и закрыл глаза.

А солнышко тем временем совсем закатилось, и на тёмное небо взошла красная луна.

— Бре-ке-ке-ке! — из болота выскочила Жаба.

— Уф-ф! — из-под земли вылез Дождевой Червяк.

— Хо-хо-хо-хо-хо! — захохотала Жаба.

— Хи-хи-хи-хи-хи-хи! — зловеще ответил Дождевой Червяк.

— Ох-хо-хо-хо-хо! — сказала Жаба.

— Ух-хи-хи-хи-хи! — сказал Червяк.

— Кажется, ночь! Ха-ха! — сказала Жаба.

— Кажется, да! — сказал Червяк.

— Кажется, наша пора настала!

— Хи-хи-хи-хи! Кажется, да! — сказал Червяк.

— Здравствуй, Червяк! — сказала Жаба.

— Здравствуй, Жаба! — сказал Червяк.

— Как ты провёл день?

— А ты?

— Ха-ха-ха-ха-ха!.. В болоте!

— Хи-хи-хи-хи-хи-хи!.. В грязи!
Хорошо в болоте жить,
С Дождевым Червём дружить! —

задумчиво проквакала Жаба.
Хорошо в грязи лежать,
Душу-Жабу обожать! —

ответил Червяк.
Я могу веселиться и петь —
Ква-ква-ква! —

запела Жаба. —
И на звёздное небо глядеть —
Ква-ква-ква! —
Я могу до колючей звезды —
Ква-ква-ква! —
Нюхать жадной ноздрёю цветы —
Ква-ква-ква!
Я могу, я могу, я могу —
Ква-ква-ква! —
Слушать шорох змеи на лугу —
Ква-ква-ква! —
И глядеть, там, где меркнет трава,
Ква-ква-ква! —
Как мышей догоняет сова!
Ква! Ква! Ква!

Жаба смолкла.
Я — Червяк,
Я — Червяк,
Я спляшу вам краковяк!

И Дождевой Червь запрыгал.
Ах, Червяк!
Ах, Червяк!
Что за прелесть краковяк! —

сказала Жаба и снова запела:
Я могу до колючей звезды
Нюхать жадной ноздрёю цветы —
Ква-ква-ква!
Но послушай, ничтожный Цветок,
Мне не нравится твой стебелёк!
КВА! КВА! КВА!

— Почему? — Цветок поднял голову и открыл глаза.

— Потому что стебелёк тонок, а голова велика!

— Нет. У меня хороший стебелёк. Он упругий. Сегодня утром на нём, как на качелях, качался Поросёнок.

— Вот потому-то ты мне и не нравишься! Бре-ке-ке-кес!

— И мне! — сказал Червяк.

— Но меня любят Поросёнок, Пчела, Воробей…

— Вот пусть они тебя и любят.

— А нам ты не нравишься. Хи-хи! — хихикнул Червяк.

— Но…

— Никаких «но»!
Я могу, я могу, я могу —
Ква-ква-ква!..

— Ты, Червяк, тащи грязи, а я — болотной тины. И мы этот белый Цветок сделаем чёрным!

— Я не хочу! Поросёнок! Пчела! Я не хочу!.. Воробей! Где вы?..

А Жаба снова запела:
Над болотом туманы люблю —
Только белых цветов не терплю!
КВА-КВА-КВА-КВА-КВА-КВА-КВА!

— ХИ-ХИ-ХИ-ХИ-ХИ-ХИ-ХИ-ХИ-ХИ! — мерзко рассмеялся Червяк. И они отправились за грязью и болотной тиной.

back to menu ↑

Глава пятая, в которой Поросёнок и Воробей летят через океан, и Чик спрашивает: «А где же она, Африка, если её не видно?»

А в это время над морями, над лесами, над крутыми горами летит Поросёнок с Воробьём на спине. Свистит ветер. Поросёнок поёт:
Мы в Африку,
Мы в Африку,
Мы в Африку летим.
Уже на море синее
Одним глазком глядим.
Внизу волна качается —
Седая голова.
А море не кончается,
Как в песенке слова.
Мы в Африку,
Мы в Африку…

— Эй, Поросёнок! Смотри, море кончается!

— Давно пора. А то у меня уши устали, и слов в песенке больше нет.

— Идём на посадку!

«Фью-ю-ю!..» — свистит ветер.

— Идём!

И в следующее мгновение наши друзья — в жёлтой-прежёлтой Африке.
Я — Поросёнок, и в ночи,
И среди бела дня
Нет Поросёнка в наши дни
Отважнее меня! —

спел Поросёнок и огляделся по сторонам.

— Чик! — сказал он.

— Что — Чик? — Воробей спрыгнул на землю.

— Я тебя буду звать Чик. Ладно?

— Меня так мама звала.

— А меня — Хрюк. И дедушку моего зовут Хрюк. Он самый старый и мудрый Хрюк на земле.

— И моего дедушку зовут Чик, — сказал Воробей. — А прадедушку — Чик-Чирик. А прапрадедушку — Чик-Чиу-Чирик. А бабушку…

— Послушай, — сказал Поросёнок, — у меня нет бабушки. А ты меня зови Хрюк. Видишь Африку?

— Нет, — сказал Воробей.

— Мы же в ней стоим!

— Всё равно не вижу: мы стоим, а кругом ничего нет.

— Но меня ты видишь?

— Тебя вижу. Но тебя я и дома видел. Ты — есть, а Африки не видно.

— Значит, по-твоему, Африки нет?

— А где же она, если я её не вижу?

— Вот — ты, вот — я, а вот — Африка! — Поросёнок топнул ногой.

— Тебя вижу, и я есть, а Африки нет.

— Тогда и меня нет! — сказал Поросёнок.

— Нет, ты — есть, а вот Африки — нет!

— Тогда и тебя нет!

— Как же? — сказал Чик. — А с кем ты разговариваешь?

— Сам с собой. Тебя — нет, Африки — нет, а я сам с собой говорю.

И Поросёнок запел:
Я сам с собою говорю —
Хрю-хрю!
Хрю-хрю! —
Нет Африки, нет Воробья, —
Есть только
Я и я!

— Не «я и я», а Я и ТЫ! — сказал Воробей.

— Нет, я и я!

— А как же «я и я», если Я слышу, как ТЫ поёшь?

— А как же нет Африки, если мы, — Поросёнок подпрыгнул и сел, — в ней сидим?

— А где лев, где крокодил, где бегемот? Где все вместе, которые называются Африка?

— Подумаешь! — сказал Поросёнок. — Сейчас пойдём и поищем.

И запел:
Я — Поросёнок-весельчак,
Со мной не пропадёшь.
Я повторю и так и сяк —
Со мной не пропадёшь!

И тут где-то совсем рядом зарычал Лев.

back to menu ↑

Глава шестая, в которой выясняется, есть ли кисточка, а потом Лев приглашает Хрюка отобедать летающим поросёнком по-африкански

Совсем рядом зарычал Лев.

— Кто это? — испугался Чик.

— Если с кисточкой на хвосте — Лев.

«УАРРР!» — снова зарычал Лев.

— Ой! Я боюсь! Давай улетим, Хрюк!

— Нет, сначала надо выяснить, есть ли кисточка.

— А если есть?

— Значит, это настоящий Лев, и ты — в Африке.

— А ты?

— Я давно уже в Африке, Чик. Как только приземлились, я сразу попал в Африку.

— А я?

— Ах, Чик!..

Лев снова зарычал.

— Чик-чик-чик! — защебетал Воробей и вспорхнул на спину Поросёнка, который крадучись стал пробираться в сторону рыкающего Льва.

— А если нет? — сидя на спине Поросёнка, шёпотом спросил Чик.

— Чего?

— Кисточки!

— Значит, это не Лев, и ты не в Африке, и тебе нечего бояться!

— А кто же тогда рычит?

— Если с кисточкой — Лев, а если без кисточки…

И тут перед самым носом Поросёнка выскочил Лев и замахал хвостом.

— С кисточкой! — крикнул Поросёнок и взлетел в небо.

— С кисточкой! С кисточкой! Чик-чи-рик! Мы в Африке! — заверещал Воробей и захлопал крыльями на спине у Поросёнка.

А Лев ещё страшней зарычал и рыкающим басом сказал:

— Уаррр! Никогда не видел, чтобы поросята летали! Не согласитесь ли вы сегодня отобедать со мной?

— О! А что на обед? — спросил Хрюк.

— Летающий поросёнок по-африкански.

— Как же я могу отобедать сам собой? — удивился Хрюк, хлопая ушами.

— А очень просто, — сказал Лев, важно усаживаясь на песок. — Вы будете принимать участие в обеде в качестве блюда.

— Разве я похож на тарелку? — обиделся Поросёнок. — Чик! Теперь ты видишь, как интересно в Африке!

— Он хочет тебя съесть, Хрюк. Разве ты не видишь?

— Нет, что ты! Он хочет меня пригласить в виде блюда, а тебя…

— Уаррр! А эту неизвестную серую птицу я бы пригласил на десерт…

— Как? — спросил Чик.

— На десерт. Какая неумная птица!.. Долго вы ещё будете летать?

— Мы можем летать до ночи, — сказал Поросёнок. — А можем улететь совсем.

— А чем я буду обедать?

— Летающим поросёнком по-африкански.

— Но если вы улетите — улетит и летающий поросёнок.

— Тогда вы пообедаете без блюда: прямо на песке.

— И без десерта! — сказал Чик.

— Это как же так? — обиделся Лев. — Я вас приглашаю к обеду, а вы хотите, чтобы я обедал без блюда, чистым песком?

— И без десерта! — сказал Чик. — Если нет блюда, можно и без салфетки.

— Неумная птица! — зарычал Лев. — Десерт — это не салфетка. Это то, что едят перед тем, как вытереть усы салфеткой.

— Я же тебе говорил: он хочет нас съесть, Хрюк! — сказал Воробей.

— Ты видишь, как всё удивительно в Африке, Чик? Он хочет нас съесть и нас же приглашает к обеду. Волки этого не умеют…

— Что волки? Тьфу! — сказал Лев. — Волк — хищник, а я — царь зверей и приглашаю вас на царский обед. Да прекратите же вы наконец летать! Присядьте, и мы обо всём поговорим.

— О чём? — спросил Поросёнок, усаживаясь на приличном расстоянии от Льва.

— О разном. А почему вы так далеко сели?

— С нашей стороны было бы непочтительно садиться к царю зверей ближе, — сказал Поросёнок.

— Не смущайтесь, я люблю поросят, как собственных детей, — сказал Лев.

— Не беспокойтесь, — вежливо сказал Чик. — Отсюда нам лучше видно. Отсюда вас можно видеть от головы до кончика хвоста. На вас так красиво падает солнце!

— Вы тоже очень изящно освещены, — сказал Лев. — Я бы отдал полцарства, если бы можно было видеть вас каждый день в это же время… Сейчас как раз время обеда… А где вы научились летать?

— Чик-чирик! Мы?

— Нет, Поросёнок.

— У себя на родине, — сказал Хрюк. — Однажды я замахал ушами и полетел.

— А кто вас учил?

— Пчела. Пчела научила меня собирать мёд, а летать я выучился сам. Замахал ушами — и полетел.

— Да-да, — сказал Лев. — Позвольте, я взгляну поближе на ваши прекрасные уши? На эти необыкновенные, нежные поросячьи розовые уши!

— А вы потом позволите мне потрогать кончик вашего хвоста? — спросил Поросёнок.

— Что ты, Хрюк! Он же тебя съест!

— Конечно! Потом вы можете трогать мой хвост всю жизнь.

— И Чик?

— Какой Чик? А-а… птица? Да хоть сейчас! Мой хвост в полном её распоряжении.

— Чик! — тихо сказал Поросёнок. — Незаметно сними с меня ведёрко, а когда я отвлеку Льва, привяжешь его к кончику хвоста. К кисточке, понял?

— Чик-чирик! Понял!

А вслух Поросёнок сказал:

— Лев, вы царь зверей, и я ни в чём не могу вам отказать. Только сначала, если вам не трудно, отгадайте одну загадку.

— С удовольствием! — сказал Лев и чуть пододвинулся.

А Хрюк, будто вспоминая загадку, поднял глаза к африканскому небу, а сам тихо сказал:

— Чик, бери ведёрко и подальше, подальше облетай Льва. Сядешь за его спиной, а уж тогда…

— Чик-чирик! — И Воробей улетел с ведёрком в клюве.

— Вот! Я вспомнил! — громко сказал Поросёнок. — Иголок много, а шить не умеет!

— Кто же это? — спросил Лев.

— Я не знаю. Это загадка.

— Кто же это может быть?.. — задумался Лев. — На верное… бе-ге-мот… Бегемот! Угадал?

— А почему бегемот?

— Ну, бегемот может найти целый чемодан с иголками, — важно сказал Лев, — а шить всё равно не умеет — это уж я точно знаю!

— Нет-нет, это не бегемот.

— Крокодил! Угадал?

— Нет.

— Обезьяна!

— А где она возьмёт иголки?

— В чемодане!

— А чемодан?

— Действительно… Тогда это…

В это время Чик облетел Льва, уселся за его спиной и привязал к кончику хвоста ведёрко.

— Слон! — выпалил Лев.

— И не слон.

— Зебра!

— И не зебра. Иголок много, а шить не умеет! — хохоча, повторил загадку Поросёнок.

— Тогда… Тогда… Тогда я тебя… съем! — зарычал Лев и кинулся на Хрюка.
Съешь,
Съешь,
Коль поймаешь,
Не поймаешь —
Так не съешь! —

запел Поросёнок, улетая в небо.
Съешь,
Съешь,
Коль поймаешь!.. —

подхватил Чик, догоняя Поросёнка и усаживаясь ему на спину.

А Лев с привязанным к хвосту ведром заметался по песку, подпрыгивая, переворачиваясь в воздухе, как обычная кошка, которой мальчишки привязывают к хвосту пустую консервную банку.

Наконец, сорвав с хвоста ведёрко, Лев убежал, а Поросёнок с Чиком опустились на землю и запели.
Я — Поросёнок, и в ночи,
И среди бела дня
Нет Поросёнка в наши дни
Отважнее меня!
Находчивей меня!
И веселей меня! —

спел Поросёнок.
Отважней нету — не ищи,
В ночи, средь бела дня —
Лишь Поросёнок в наши дни
Отважнее меня! —

спел Воробей.

И они заплясали и запрыгали, запрыгали и заплясали, и прыгали до тех пор, пока совсем не выбились из сил и не плюхнулись в изнеможении.

— Подать сюда крокодила! — крикнул Поросёнок. — Без крокодила это ещё пол-Африки. Нам нужен крокодил!

back to menu ↑

Глава седьмая, в которой появляется Крокодил

— Я здесь! — сказал Крокодил и разинул страшную пасть в двух метрах от Поросёнка. — Я здесь! Кто звал меня?

— Я! — взвизгнул Поросёнок, вскакивая, чтоб вовремя улизнуть.

— Мы! — отпрыгнул в сторону Чик.

— Давно я не пробовал поросятники, — сказал Крокодил и захохотал, перевернувшись вверх лапами. — Это же надо — сам поросёнок зовёт меня на обед! ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! Такого ещё не было!

И он снова лёг на брюхо и растопырил пасть.

— А нас только что «приглашал к обеду» Лев, — сказал Поросёнок.

— И мы славно отобедали! — вставил Чик.

— Кого же вы ели на первое?

— Льва по-африкански, — сказал Поросёнок.

— А на второе?

— Льва по-африкански, — сказал Чик.

— А на десерт?

— На десерт была кисточка, — сказал Хрюк.

— Это очень вкусно. Особенно — кисточка. Чья же это была кисточка?

— Льва, — сказал Воробей.

— У-у-у!.. — застонал Крокодил. — Не говорите мне о кисточке. Я, когда обедаю львом, всегда оставляю себе на десерт кисточку. Льва я обычно приглашаю к обеду так…

— Видишь, Хрюк, они все друг друга приглашают к обеду…

— Я лежу у самого берега, и только глаза мои торчат из воды; и зову: «Лев! Лев!» А лев идёт пить воду. И тогда я его — AM! — и закусываю кисточкой хвоста.

— Необыкновенно! — сказал Поросёнок. — А мы поступили иначе.

— Интересно!

— Я сидел вот здесь, а Лев пришёл во-о-н оттуда, — сказал Поросёнок. — И когда он подошёл поближе, я взлетел, вскочил ему на спину и ездил на нём до тех пор, пока он не свалился с ног от усталости. Тогда мы его съели и закусили кисточкой хвоста.

— На десерт! — сказал Чик.

— Интересно!.. А ты умеешь летать? — спросил Крокодил.

— Ещё бы! — крикнул Поросёнок.

Взлетел и, страшно жужжа ушами, сел на спину Крокодила.

— Ух! Ух! Ух! — задохнулся от ужаса Крокодил, заметался по песку туда, сюда, обратно и, под улюлюканье и свист Поросёнка, который только в последний момент успел соскочить с крокодильей спины, умчался к своей воде.

А Поросёнок с Чиком закувыркались, запрыгали, заплясали.
Я — Поросёнок-весельчак, —

пел Поросёнок, —
Сазанчиком в воде
Я кувыркаюсь так и сяк —
Не пропаду нигде!
И ты, мой Чик, мой Воробей,
Со мной не пропадёшь:
Среди ветвей, среди сетей —
Сазанчиком нырнёшь!

— Сазанчиком нырну! — подхватил Чик.
И нам не страшен львиный гнев,
И Крокодил — пустяк:
Усталый престарелый Лев
К весельчакам — добряк!
И престарелый Крокодил —
Полено у воды.
По Крокодилу я ходил —
И не было беды!
По Крокодилу ты ходил —
И не было беды! —

подтвердил Чик.

back to menu ↑

Глава восьмая, в которой вспоминают об оставленном Цветке

По Крокодилу ты ходил —
И не было беды! —

спел Чик и вдруг погрустнел. — А почему ты думаешь, что они старые? — глядя на заходящее солнце, спросил Воробей.

— Кто?

— Лев с Крокодилом?

— А кисточка? Кисточка-то у Льва — старенькая, — сказал Поросёнок. — А у Крокодила — глаза коричневые.

— Ну и что?

— У молодого крокодила, говорил старый Хрюк, глаза должны быть светло-зелёные!

— А у молодого Льва?

— Молодая кисточка!

Хрюк с Воробьём не думали, о чём говорят. Они видели огромный африканский закат, и мысли их были далеко-далеко.

— Вот твоё ведёрко, Хрюк! Мы так и не собрали с тобой нектара…

Хрюк машинально прицепил к поясу ведёрко, и глядел, глядел, глядел, и о чём-то думал.

— Нигде нет ни одного цветка, похожего на наш, — сказал он.

— Нигде…

— И пчёл не слышно… Неужели мы с тобой будем ночевать в Африке, Чик?

— Но скоро… ночь.

— Вот за ночь мы и долетим до дома!

— А ты не боишься… в темноте?

— Я ничего не боюсь, Чик.

— С тобой я ничего не боюсь, Хрюк!

— Летим?

И Чик вспорхнул на спину Поросёнка, Поросёнок, хлопая ушами, взлетел. Быстро стемнело. Поэтому мы не видели, как Поросёнок с Чиком летели над морем, но мы слышали их песню:
Домой, домой
Из Африки,
Из Африки летим.
Уже на море синее
Одним глазком глядим.
Внизу волна качается —
Седая голова.
А море не кончается,
Как в песенке слова.
Домой, домой
Из Африки…

Поросёнок летел к родному дому так быстро, что только свистел ветер: «Фью-ю-ю!..»

back to menu ↑

Глава девятая, в которой Поросёнок и Воробей возвращаются в своё утро, к своему солнышку, но не могут найти свою Пчелу, свой Цветок

Поросёнок летел к родному дому так быстро, что только свистел ветер. И когда поднялось солнышко, они уже были дома.

— Вот наш пригорок, Чик. Вот наше утро, наше солнышко, а где наш Цветок?

— Не вижу, Хрюк. Там стоит один, но он — чёрный, а наш был белый.

— А где наша Пчела?

— Сейчас полетит.

«У-у-у!» — загудели пчёлы.
Солнышко встало —
Хрю-хрю!
Утро настало —
Хрю-хрю! —
запел Поросёнок. —
Мордочку вскинем,
В воздухе синем
Плавают пчёлы —
Хрю-хрю!

— А где наша Пчела, Чик?

— Вот летит… Может, это наша… Пчела! Вы не будете так добры… А где наша Пчела?

— Это какая ещё ваша Пчела?

— Та, что научила Поросёнка собирать мёд…

— А-а-а… Пропала.

— Как? — вскрикнул Чик.

— Очень просто: мы, пчёлы, далеко летаем, часто пропадаем.

— А Цветок? Что сталось с нашим Цветком? — спросил Поросёнок.

— Так вон он стоит!

— Нет, этот цветок — чёрный, а наш был белый-белый.

— Он и был белый-белый, — сказала незнакомая Пчела, — а Жаба с Дождевым Червём сделали его чёрным.

— Как? — вскрикнул Чик.

— Два дня старались. Жаба болотную тину таскала, а Червь — грязь из-под земли.

— И ты видела? — крикнул Поросёнок.

— Да.

— И не спасла?!

— Мне некогда: я — на работе.

— Как же ты не спасла Цветок? — возмутился Поросёнок.

— А вы сами-то где были? Он всё звал вас: «Поросёнок! Воробей!»

— Мы были в Африке, — сказал Чик.

— Где?

— В Африке. Страна такая есть…

— А-а-а… Ну, мне пора. Извините, — сказала незнакомая Пчела.

И улетела.

А Поросёнок с Воробьём подошли к Цветку.

— Цветок! — сказал Поросёнок. — Скажи хоть одно слово!

Цветок не ответил.

— Цветок! — позвал Чик.

— И зачем мы отсюда улетели, Чик? Помнишь, какое было утро? Помнишь, как Цветок качал нас с тобой у себя на плече и говорил: «Мне очень хорошо, Поросёнок! А тебе?» А теперь он стоит чёрный, высохший и не говорит ни слова.

— Что же теперь делать, Хрюк? — спросил Воробей.

— Как — что делать? Отомстить Жабе и Червяку.

— Но как мы их поймаем? Червяк — под землёй, а Жаба — в болоте!

— Мы победили Крокодила и перехитрили Льва, — сказал Поросёнок. — А уж этих-то…

— Но как?

— Увидишь. Идём!

Сияло солнце, пели птицы, порхали бабочки, и в этом сиянии хмурый Поросёнок спускался с холма, за ним — прыгал взъерошенный Воробей.

back to menu ↑

Глава десятая, в которой Поросёнок становится Цветком

Как только Поросёнок с Чиком ушли, Цветок чуть шевельнул почерневшим листиком и, совсем не слышно, будто прошелестел ветерок, вздохнул:

— Как жаль, что я не могу говорить. Как жаль, что я не могу сказать ни одного слова своим друзьям. Если б я мог говорить, я бы сказал им: у Жабы с Червём под землёй — целое озеро чистой-пречистой волшебной воды. Если б Поросёнку с Воробьём удалось достать хоть чуть-чуть…

И тут на пригорке снова появились Поросёнок и Чик. Поросёнок нёс знакомое нам ведёрко, полное краски, и большую кисть.

— Ну вот, Чик, теперь ты побелишь мне голову, — сказал Поросёнок.

— Что?

— Покрасишь голову белой краской.

— Зачем?

— Не спрашивай, Чик. Делай то, что я тебе говорю.

И Воробей, окуная кисть в ведро, стал красить голову Поросёнку.

Как будто яблонька весной,
Белая,
Как сыроежка под сосной,
Спелая
И лёгонькая, как трава,
У Хрюка будет голова, —

работая, пел Воробей.

— Ну как, теперь я похож на Цветок? — склонив белую голову на плечо, спросил Поросёнок.

— Не очень, — сказал Чик.

— А ты отойди подальше… Ну как?

— Из тебя вышел очень толстый цветок, Хрюк.

— А если я встану на одну ножку?

И Поросёнок встал на одну ножку, поджав другую, как аист.

— Ты — очень симпатичный розовый Поросёнок с белой головой, — сказал Воробей.

— А можно сказать, что я — очень симпатичный белоголовый Цветок на розовом стебельке?

— Пошевели, пожалуйста, листиком…

— Вот! — Поросёнок поднял и опустил переднюю ножку.

— А другим!

— Вот! — Поросёнок помахал другой ножкой.

— По-моему, в самый раз, Хрюк! А что теперь?..

— Теперь я постою посохну, а ты иди сплети крепкую сеть. А как сплетёшь — спрячься за бугром. А когда надо будет…

— Понял! Чик-чирик! — И Воробей исчез.

А Поросёнок, поворачиваясь на одной ножке, чтоб скорее высохнуть, запел:
Я — Поросёнок, и в ночи,
И среди бела дня
Нет Поросёнка в наши дни
Отважнее меня!
Находчивей меня!
И преданней меня!

И, через паузу, подражая ромашкам и василькам, затянул:
Я — Цветок,
Я — Цветок,
Пусть ко мне прилетит мотылёк!..

Он спел несколько раз про то, как ждёт мотылька, прежде чем стало заходить солнце. Зажглись ранние звёзды. Стемнело.

Поросёнок — грустный цветок с белой головой — один остался светиться в сумерках.

За пригорком показалась голова Воробья.

— Ты хорошо сплёл сеть, Чик? — шёпотом спросил Поросёнок.

— Я плёл её всё время, пока ты сох.

— Меня хорошо видно?

— Очень.

— Тише! Сейчас взойдёт луна.

И на тёмном небе взошла красная луна.

back to menu ↑

Глава одиннадцатая, на тёмном небе которой всходит красная луна

На тёмном небе взошла красная луна.

— Бре-ке-ке-ке-кес! — из болота выскочила Жаба.

— Уф-ф! — из-под земли вылез Дождевой Червяк.

— Хо-хо-хо-хо-хо! — захохотала Жаба.

— Хи-хи-хи-хи-хи! — зловеще ответил Дождевой Червяк.

— Ох-хо-хо-хо-хо! — сказала Жаба.

— Ух-хи-хи-хи-хи! — сказал Червяк.

— Кажется, ночь. Ха-ха! — сказала Жаба.

— Кажется, да! — сказал Червяк.

— Кажется, наша пора настала!

— Слышишь, Чик? — шёпотом спросил Поросёнок.

— Слышу.

— Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи! — зашёлся Червяк.

И вдруг вскрикнул:

— Жаба!

— Что?

— Видишь?

— Что?
Я — Цветок,
Я — Цветок,
Пусть ко мне
Прилетит
Мотылёк! —

снова запел Поросёнок.

— Что это? — прохрипела Жаба.

— Как что?! Белый Цветок вырос!

— Где? А-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха! — захохотала Жаба. И, после каждой строки зловеще приквакивая и приближаясь к Цветку-Поросёнку, запела:
Я могу веселиться и петь,
И на звёздное небо глядеть.
Я могу до колючей звезды
Нюхать жадной ноздрёю цветы.
Я могу, я могу, я могу
Слушать шорох змеи на лугу!..
Но послушай, ничтожный Цветок,
Мне не нравится твой стебелёк!

— Почему? — спросил Поросёнок.

— Потому что стебелёк толст, а голова — мала!

— А у тебя вообще стебелька нет, а у него — головы! — И Поросёнок ткнул «листиком» в Червяка.

— Червяк, по-моему, нас оскорбили, — прохрипела Жаба.

— По-моему, да.

— Будем принимать решение?

— Будем.

И они зашептались возле чёрной лужи, из которой глядела на Поросёнка красная луна.

— Решено?

— Решено!

И Жаба с Червём бросились на Поросёнка, но он успел взлететь, а Жаба с Червяком столкнулись, в упор поглядели друг на друга, и…

— По-моему, это не Цветок, Червяк, — сказала Жаба.

— По-моему, да.

— По-моему, это Поросёнок.

— По-моему, да.

— А почему у него голова белая?

— Выгорела.

— Где?

— В Африке.

— А где Воробей?

— Погиб.

— А где Пчела?

— Пропала.

— А почему он стал Цветком?

— От горя.

— Ха-ха-ха! Правильно, Червяк! Теперь мы его поймаем! Тсс!..

— Как? — шёпотом спросил Червяк.

— Видишь ведёрко? — зашептала Жаба.

— Ну.

— Хватай его, ползи, неси нашей, чистой-пречистой, ты знаешь… из-под земли!

— И?.. — неслышно спросил Червяк.

— Плеснём на цветок, — ещё тише сказала Жаба.

— И?..

— Оживёт.

— А потом?

— Этот, — зашептала Жаба в самое ухо Червяку и указала своей отвратительной лапой на Поросёнка, который, мягко помахивая ушами, застыл в воздухе, — сядет на плечо этому. — Жаба ткнула в Цветок. — А мы!.. Ха-ха-ха!..

— Мчусь!

И Червяк, прихватив ведёрко, исчез под землёй.

back to menu ↑

Глава двенадцатая, в которой оживает Цветок, возвращается Пчела и все-все — теперь уже навсегда — вместе

Червяк, прихватив ведро, исчез под землёй, а Жаба села возле Цветка, сложив на пузе страшные лапы.

— Никогда ещё не ловила поросят на цветок! Ха-ха-ха! — тихонечко так, зловеще захохотала Жаба.

А Поросёнок незаметно для Жабы сделал круг над бугром и тихонько, чтобы Чику не было страшно, спел:
Я — Поросёнок-весельчак,
Сазанчиком в воде
Я кувыркаюсь так и сяк,
Не пропаду нигде!

Перевернулся в воздухе и застыл на прежнем месте.

— Не пропадём нигде! — на секунду высунувшись из-за бугра, пискнул Чик.

— Вот! — отдуваясь, появился с полным ведром Червяк.

— А теперь — плесни на Цветок! — приказала Жаба. — Та-ак!

И Цветок прямо у нас на глазах ожил, из чёрного превратился в белый-белый и поднял голову.

— Цветок! Здравствуй, Цветок! — крикнул Поросёнок и сел Цветку на плечо.

— Поросёнок! Здравствуй, Поросёнок! — вскрикнул Цветок.

— Ага!

— Попался!

И Жаба с Червём бросились и схватили Поросёнка.

— Цветок мы теперь снова забросаем грязью! Хи-хи-хи-хи-хи! — завизжал Червяк.

— А Поросёнка — в болото! Ха-ха-ха-ха-ха! — захохотала Жаба.

— Чик! — только и успел вскрикнуть Поросёнок.

И Чик выскочил из-за пригорка с сетью и накинул её на Жабу с Червяком.

Жаба с Червём, отвратительно извиваясь, стали биться в сети, но только ещё сильнее запутались.

— Чик! — сказал Поросёнок. — Берись за тот конец, а я — за этот. Отнесём и повесим их на самой высокой сосне.

— А когда взойдёт солнышко…

— А когда взойдёт солнышко, они будут болтаться в сетке на самой верхушке сосны и уже никому-никому не причинят вреда.

И Чик с Поросёнком улетели, унося в сетке Жабу и Червяка.

А с другой стороны розовеет небо, под знакомую нам с самого начала мелодию песенки Поросёнка подымается солнышко, и Цветок вскидывает ему навстречу свои лёгкие руки.

— Это я! — говорит Цветок.

— Это я! — говорит, садясь ему на плечо, Поросёнок.

— Это — мы! — говорит Чик.

А солнышко подымается всё выше и выше, и всё шире и шире звучит солнечная, радостная, необыкновенная музыка.

«У-у-у!» — гудят пчёлы.

— Это я! — говорит наша Пчела.

— Теперь уже навсегда — это все мы вместе! — говорит Поросёнок. —
Солнышко встало —
Хрю-хрю!
Утро настало —
Хрю-хрю!
Мордочку вскинем,
В воздухе синем
Плавают пчёлы —
Хрю-хрю!


Мы будем рады и вашему мнению

Оставить отзыв

Регистрация
Сбросить пароль